Личная электронная почта главы Шатурского муниципального района А.Д. Келлера: Keller@shatura.ru

Городской округ Шатура

Малое и среднее предпринимательство

Общественная приемная

Вакансии в шатурском здравоохранении

Сайт Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав

Проект

Опрос «Исследование качества жизни»

Единый портал государственных услуг

Газета «Ленинская Шатура»

Единый колл–центр помощи предпринимателям – 8 (495) 109-07-07

Конкурс «10 самых интересных мест Шатурского края»

1.  Музей истории Шатурской ГРЭС.
(Автор материала Каликина Наталья Юрьевна)

Инициатива создания музея принадлежит бывшему секретарю парткома Шатурской ГРЭС, старшему мастеру электрического цеха Алексею Ивановичу Балдину. Для организации музея и сбора материалов по истории электростанции на заседании партийного комитета 13 июня 1968 года была утверждена комиссия под председательством директора ГРЭС №5 Сергея Павловича Максимова.

В состав комиссии вошли:

Балдин А.И. – заместитель председателя комиссии и члены комиссии:
Файбисович В.С. – заместитель директора,
Рысенков М.М. – помощник директора по кадрам,
Шляпкин Н.Ф. – начальник производственно-технического отдела,
Селезнев И.И. – пенсионер,
Назаркин  В.И. – начальник электрического цеха,
Потемкин П.И. – начальник ремонтно-строительного цеха.

Большой интерес по сбору материалов и организации музея проявили Балдин А.И. и Селезнев И.И. Они побывали в музеях городов Ступино, Ногинска, Истры, в архивах и музеях города Москвы, где консультировались по организации и оформлению музея, отыскивали документы, связанные с историей Шатурской ГРЭС. В Шатуру приезжали представители Московского областного краеведческого музея г. Истры для оказания практической помощи в создании музея.

 1 3 7 13
 Бюсты ударников труда   Картины директоров станции (в центре Александр Винтер, слева Сергей Максимов, справа Юрий Горелов)  Бронзовая медаль «В память открытия Шатурской районной электростанции», 1920 год  Табличка, снятая с оборудования электростанции
 24  23  21  20
Медаль на входе в Музей истории Шатурской ГРЭС Стенд посвящен строительству нового энергоблока – парогазовой установке мощностью 400 Мегаватт, видна также часть стенда, рассказывающая о благотворительной деятельности филиала «Шатурская ГРЭС» ОАО «Э.ОН Россия»  Ветераны энергетики  Кавалеры Ордена Ленина
11 15 14 10
Строительство и эксплуатация электростанции, получившей название «Большая Шатура», 1925 г. Деталь от миномета «Катюша», изготавливалась в механических мастерских Шатурской ГРЭС в годы ВОВ  Стенд, посвященный участию энергетиков в Великой Отечественной войне  Копия письма В.И. Ленина Г.М. Кржижановскому «О практическом плане кампании по электрификации»
 17  18  19  16
 Шатурская ГРЭС постоянно расширялась  Реконструкция Шатурской ГРЭС на сжигание газа  Руководители электростанции  Шатурская ГРЭС постоянно расширялась
 6  4  9
 Начало строительства Временной электростанции, 1919 год  Стенды посвящены Ивану Ивановичу Радченко, начальнику «Главторфа», революционеру, энергетику со стажем и Александру Васильевичу Винтеру, известному советскому ученому, инженеру-электрику, руководитель ДнепроГЭСа, академику РАН  На электростанции успешно проведены испытания шахтно-цепной топки профессора Т.Ф. Макарьева по сжиганию торфа

2. Озеро Белое близ д. Дубасово.
(Автор материала Киселёва Ксения Юрьевна)

Для своего проекта я выбрала один, на мой взгляд, очень красивый и интересный объект родного Шатурского края – ОЗЕРО БЕЛОЕ БЛИЗ д. ДУБАСОВО.

Озеро находится в окружении сосновых лесов необычайной красоты, местами озеро заболочено, но ведь в этом есть что-то сказочное… Вода в озере светлая, прозрачная, дно песчаное… В озере есть и ценная флора: полушник щетинковидный, росянка английская, кувшинка белоснежная, лютик стелющийся.

Кто-то задастся вопросом: «Почему именно это озеро?» И тогда мне хочется рассказать, как однажды я оказалась на берегу этого озера, которое раскинулось передо мной полотном, блещущим яркими красками.  В нем как в чистейшем зеркале отражались живописные берега и солнце, бывшее в зените, бросало веселые блики на стоящие по берегам деревья. Гладь воды принимала цвета, которые услужливо преподносило ей все вокруг: здесь была и насыщенная зелень прибрежных трав, и охристо-красные тона стволов сосен, в нем отражалась листва всех мыслимых и немыслимых цветов, белизна проплывающих облаков, но над всем этим преобладала небесная лазурь того неповторимого оттенка, который бывает только над лесом. Все это радужное буйство красок делало лесное озеро достойным кисти художника.

Именно после описанного мною дня я решила, что Озеро Белое близ д. Дубасово действительно достойно войти в десятку самых интересных (и красивых) мест Шатурского края.

Сосны-великаны Санаторий Озеро Белое Природа озера 4 Дорога к санаторию
 Сосны-великаны  Санаторий «Озеро Белое»  Природа озера Белое  Дорога к санаторию «Озеро Белое»
 Природа озера 3  Озеро 1  Природа  озера 2  Парк рядом с озером 2
 Природа озера Белое  Озеро Белое   Природа озера Белое  Парк рядом с озером Белое
 Вода в озере 2  Природа озера 1  Парк рядом с озером 1  Вода в озере 1
 Вода в озере Белое  Природа озера Белое  Парк рядом с озером Белое  Вода в озере Белое

3. Мещёры. Большой Коломенский тракт из Рязани во Владимир.
(Автор материала Королева Людмила Александровна)

Два исторических памятника Древней Руси, входивших в состав еще Киевской Руси, – Рязань и Владимир – более тысячи лет имели тесную связь как экономическую, так и духовную. Связующим звеном в географическом плане был Коломенский тракт, проходивший через западную часть Мещёры, так как много веков он был самым коротким от одного города к другому. В Рязани эту дорогу называли «дорогой жизни», так как Владимир через мещёрский край поставлял в Рязань лес – самый ходовой строительный материал на Руси, железо для кровли, и скобяные изделия, товары различных промыслов – посуду как деревянную, так и железную, Мещёра дрова, торф – для отопления жилья и производственных нужд, песок, необходимый для строительства, производства стекла, глиняную утварь, полотно из льна, искусных мастеров – плотников, резчиков по дереву, и конечно, коробейников. Рязань во Владимир поставляла зерно, сено, фрукты, овощи, доставляемые по астраханской дороге, а также по Оке товары из Нижнего Новгорода, Мурома, Касимова, Коломны, Москвы.

Торговля между севером и югом замирала только на осеннюю и весеннюю распутицу. Все остальное время Большой Коломенский тракт был полон жизни – летом на телегах, а зимой на санях возницы перевозили товар с юга на север – из Рязани во Владимир, и с севера на юг, из Владимира в Рязань. Мещёрский край, вобравший в себя и богатства северного соседа и южного – богатый полезными ископаемыми, древесиной, пушниной, рыбой, а в южной части – земельными угодьями, богател и за счет транзита. Поэтому так богаты села, расположенные между всем известной Владимиркой и Рязанью, поэтому их так много нанизано на дорожную ось, поэтому такие незабываемые по красоте храмы появляются на всем протяжении пути.

Предлагаю совершить путешествие по старому Большому Коломенскому тракту – с юго-востока Шатурского района от деревни Евлево и реки Пра, лежащей на границе с Рязанской областью, до самой северной точки этого региона – поселка Мишеронский, откуда грунтовая дорога через лес идет до Костерева, городка Владимирской области.

На мой взгляд, с исторической точки зрения, сегодня самые интересные места можно найти на старинном гужевом тракте «Рязань-Владимир». Как гласит летопись, «длинный обоз» шел из Рязани во Владимир, минуя Спас-Клепики и переправляясь через речку Пра, на Тугалицы.

1. После переправы и проезда Евлево дорога раздваивается. Повернем налево. Первый остановочный пункт – селение Фрол (Погост Радушкино). Сказочной красоты природа окружает это место. Сосны, вплетающиеся в березовые рощи, поля, песок и необыкновенно чистый воздух, напоенный ионами от многочисленных водоемов, создают радостное настроение и ощущение духа Руси, недаром именно около Фрола, на Белом озере, открыли санаторий с одноименным названием. Место уникально природными свойствами. На пригорке около дороги можно увидеть покаянный крест, который поставили на месте бывшей церкви Фрола и Лавра, построенной еще в 1836 г. на деньги купца Ивана Андреевича Чембора. Он выходец из Сапожковского уезда Рязанской губернии: о селе Чембор есть упоминание в архивных документах середины XIX в. Сто лет храм Фрола и Лавра радовал и прихожан, и, главное, многочисленных путников, следовавших из Егорьевска и Москвы в Касимов и Рязань. В 1937 г. он был разрушен, но фундамент храма виден до сих пор.

Во Фроле очень уместно открыть постоялый двор с трактиром, где можно отдохнуть и пообедать на лоне замечательной природы, а также запастись сувенирчиками, связанными с Мещёрским краем и путешествиями.

Фрол 1 Фрол 2 Фрол 3 Фрол 4
 Отсюда начинается Фрол.  Самая красивая усадьба здесь – это Охотничье общество Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.  А рядом примостилась такая избушка.  Фроловский пейзаж напоминает картины Левитана.
Фрол 5  Фрол 6
  Вокруг места, где раньше находилась церковь, в поле, растут раскидистые сосны.
Покаянный крест на месте сгоревшей церкви.

2. Если следовать дальше на Егорьевск, то вторым интересным местом, где следует остановиться, будет Середниково. Середниково – большое село, через которое проходила Касимовская дорога из Егорьевска в Рязань и Муром, оно стоит как раз посередине между Егорьевском, Касимовым и Рязанью. Считается, что Середниково прикупила еще в XIV в. к своему Муромскому Сельцу, т. е. Дмитровскому Погосту, княгиня Софья Витовтовна – супруга князя московского Василия I Дмитриевича. В Середникове поражает своим величием Никольская церковь, которая была построена еще в конце XVII в. предводителем егорьевского дворянства князем Григорием Петровичем Оболенским. Здесь же находилось его имение, от которого в настоящее сохранились только остатки барского парка. В середине XIX в. Середниково, как и еще 13 селений Егорьевского и Зарайского уездов, в качестве приданного дочери князя Анастасии Григорьевны перешли во владение грузинского царевича Александра Бакарова. С именем Г.П.Оболенского связано в Егорьевском уезде много событий. В 1812 г. он руководил рекрутским набором в Рязанской губернии. Два рязанских полка находились на Бородинском поле. Егорьевск также участвовал в Отечественной войне 1812 г. Когда Москва была оставлена русскими войсками, беженцы потянулись вглубь России по Касимовскому тракту, и через Середниково шли нескончаемые обозы с людьми из прифронтовых полос и с ранеными. Местные жители чем могли делились с несчастными: отдавали продукты, теплые вещи, фураж для лошадей. В только что возведенном храме беспрерывно шли службы. А когда Наполеона прогнали, те же беженцы по Касимовскому тракту возвращались к себе домой, и опять местные жители всех поили и кормили.

 Об участии середниковцев в Отечественной войне 1812 г. мог бы рассказать интерактивный музей, посвященный и быту дворян, и ополчению.

 Середниково  1  Середниково  2 Середниково 3 Середниково  4
 Как и 500 лет назад через Середниково движется транспорт, только последние лет 50 не гужевой. Часовенка около кладбища. Речка Летовка протекала через усадебный барский парк. Липа, оставшаяся от старой усадьбы Оболенских.
 Середниково  5  Середниково  6
Отреставрированная Никольская церковь сегодня великолепно выглядит. Примерно также Никольская церковь в Середниках предстала перед беженцами в Отечественную войну 1812 г.

3. Из Середниково круто повернем на север и сделаем остановку в другом древнем селе Дмитровском Погосте, известное из XV в. как Муромское Сельцо. В XIX в. Дмитровским Погостом (Коробовым) владел князь Дмитрий Алексеевич Лобанов-Ростовский, он то и построил на месте старой церкви каменный уникальный храм – храм Дмитрия Солунского, который в старинных русских легендах представляется защитником простых людей от нашествия монголо-татар. Именно поэтому на Руси так много храмов строилось в честь это святого. Кстати, в Нижнем Новгороде одна из кремлевских башен также носит имя Дмитрия Солунского. В ней находится исторический музей. На территории Дмитровского Погоста было бы весьма кстати рассказать о нашествии татар, которые насквозь прошли Мещёру, аж до Владимира. При этом, конечно, надо обыграть название «погост».

Что такое «погост» – это место определенное князем для сбора налогов и постоялый двор, где останавливались государственные, духовные лица и купцы (т.е. гости). С XI в. сельские общины с центрами образовывали административные единицы – погосты, а с распространением христианства на Руси в центре погоста возводили церковь с кладбищем. Погосты, как правило, сохранялись на государственных (черных) и дворцовых землях. Они представляли собой укрепленную крепость, в которой были склады, предназначенные для хранения собранной натуры. При нашествии татар именно в погостах скрывались люди из окрестных деревень и оказывали сопротивление врагу.

В 1775 г. разделение на погосты было упразднено, и как географические эти названия остались только за небольшими поселениями с церковью и кладбищем. Для Шатурского района вообще характерно обилие погостов, что говорит первоначальной принадлежности сельских поселений государству.

Дмитровский Погост славился мастерами плотницких дел. Умельцы строили дома-терема не только в соседних селах, но и каждый зимний сезон ходили в близлежащий Егорьевск, богатый купеческий Зарайск и еще дальше в губернскую Рязань. Отлично сохранившиеся дома в деревне Кулаковка и сегодня поражают великолепной кружевной деревянной отделкой окон. Местным мастерам могут позавидовать и суздальские умельцы, и новоторжские плотники, и карельские зодчие, где уже работают музеи деревянного зодчества под открытым небом.

 Погост 1 Погост 2 Погост 3 Погост 4
О том, что это погост говорит только надпись на дорожном щите. Когда татары подходили к Дмитровскому Погосту, видели укрепленную крепость с бойницами для стрельбы из лука. Современный символ трудовой жизни Дмитровского Погоста. А семьсот лет назад  это были бы лук и стрелы.  Дмитровцы не боятся поворотов истории, их Погост уже такого насмотрелся, и ничего – выжил. Этот символ советской власти вписался в современную жизнь. Дмитровцы – искусные плотники. Об этом говорит самый обычный жилой дом в соседней деревне Кулаковке.
Погост 5 Погост 6  Погост 7
Обелиск дмитровцам, павшим в Великую Отечественную войну, расположен на самом видном месте в селе. Храм Дмитрия Солунского не такой вычурный, как рядом, Никольский, но глядя на него, вспоминаются владимирские церкви из фильма Тарковского «Андрей Рублев». Именно за такими стенами русские люди скрывались от татар. Зимой особенно хорошо видна простота и строгость храма, а березы придают всей картине лирическую нотку.

4. Буквально через несколько километров на пути к Владимиру окажется село Лузгарино, которое в настоящее время слилось с селом Туголес, известное с XVII в. как центр Тугалицкой волости. Видимо лес в этих местах был настолько непроходимым, что послужил названием поселению. На Туголесском погосте построено две церкви: одна деревянная в XVII веке – Пятницкая, а другая, в начале XX в. каменная – Казанская. Пятницкий храм был разобран, а Казанский в наши дни отреставрирован и действует. Он находится немного в стороне от проложенного шоссе, и, углубляясь в сторону от дороги, попадаешь в мир тишины и покоя. Перед храмом большая поляна, окруженная огромными старинными липами. За липами скрываются деревянные дома с резными окнами. А вокруг тишина. Вот именно в этом месте ничего не надо делать – ни есть, ни покупать, ни вбирать в себя новую информацию, а только отдыхать на скамейках в тени раскидистых, источающих тонкий аромат деревьев, и, подремывая, улетать мыслями  в мир покоя и блаженства.

Туголес 1 Туголес 2 Туголес 3 Туголес 4
 Ну разве глаз не отдыхает, глядя на небольшой опрятный домик, спрятавшийся под тенью старинных деревьев? А это – красавица Казанская церковь. Как она разительно отличается от соседних храмов. Спряталась от дороги, а найдешь – так светло и радостно делается на душе, что покидать это место не хочется. И сама церковь уютная, и колокольня у нее миниатюрная.  Недалеко притулилась часовенка  в честь Пятницкого храма.
Туголес 5
 Последний взгляд на Казанскую церковь, и мы едем дальше.

5. После отдыха дальнейшее продвижение на север приведет к крестообразной развилке – старому русскому селу Кривандино, которое еще в  XVI в. дало одноименное название волости. Кривандинская волость входила в нижнюю половину Ловчего Пути – охотничьих угодий царского двора. А в самом Кривандине жили «бобровники», поставлявшие ценные меха в Москву. Через 500 лет Кривандино стало снова центром района, только теперь Коробовского.

Что сейчас интересного в Кривандине? Сегодня, пройдя с десяток метров в сторону от Центральной улицы, которая представляет собой и жилые частные постройки, и великолепные старые сосны, вязы, попадаешь на лесную возвышенность, в центре которой находится поклонный крест, поставленный на месте разрушенной в 30-е годы XX в. церкви. Недалеко от креста можно увидеть могильные плиты от старого кладбища при церкви. Но что больше всего поражает, так это валуны, расположенные на этой возвышенности кругом, диаметр которого около 10 м. Есть предположение, что это культовое место, оставшееся нам еще с языческих времен. Естественно данное место необходимо исследовать, оградить от пагубного влияния окружающей среды (несмотря на наличие поклонного креста, между валунами можно увидеть и следы от костра, и пустые бутылки). Вот такой музей-заповедник под открытым небом явно привлечет много любопытных туристов, даст доход казне и прибыль местным жителям. На окраине села протекает река Поля, достаточно  широкая в этом месте и крайне живописная. Дикая, не тронутая рукой человека природа позволяет дать отдых не только телу, но и душе.  В Кривандине многие любители походить на байдарках начинают свой маршурт «Поля–Клязьма». Дальше река Поля течет на север и на границе Московской и Владимирской областей впадает в Клязьму. В Шатурском районе она проходит через Дмитровку, Власьево, Гармониху, Лемешино, сильно петляя в заболоченных лугах, окаймленная лентами тростника. После Власьево до самого впадения в Клязьму идут сплошные сосново-дубовые леса. Дикая красота Мещёрского заповедника в этом безлюдном, лесном массиве настолько поражает, что во время всего водного путешествия не покидает ощущение, что сработала машина Времени, и в любой момент из-за поворота покажется Иван Сусанин и направит тебя туда, куда посылал поляков.

В общем, Кривандино – место из старинных сказок: если встать лицом к северу, а спиной к югу, то опять же, как в старинной былине – налево пойдешь – одно чудо найдешь, направо – другое, а прямо пойдешь – до Владимира дойдешь. Может быть, поставить в Кривандине такой указатель – верствой столб, а рядом фигуры былинных героев в военных доспехах? Как не вспомнить здесь слова Пушкина: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет…»

Кривандино 1 Кривандино 2 Кривандино 3 Кривандино 4
Кривандино все состоит из тайн. Так и название села за листвой  не разглядеть. Поклонный крест. Любой кривандинец укажет к нему дорогу. Река Поля на краю села. Достопримечательность Кривандина – валуны около Поклонного креста.
 Кривандино 5
 На фотографии хорошо видное круговое расположение валунов, практически покрытых дерниной, и в то же время видно, что они находятся на возвышенности.

6. Путешествие по старинному тракту не должно отторгать от действительности. А реальность такова, что дорога из Рязанской во Владимирскую область проходит через Шатурский район, и побывать в Шатурском районе и не познакомиться с его столицей, историей края, людьми, чьи имена оказали влияние на развитие района, было бы непростительно. Итак – Шатура. Проще всего познакомиться с городом, посетив его краеведческий музей, где опытные экскурсоводы откроют тайны края, поведают о том, откуда это странное название города «Шатура». На самом деле все не так просто. В начале XV в. в духовных грамотах село Шатур упоминалось. Шатур, но не Шатура. Находилось оно 20 южнее нынешнего районного центра. Село еще называли Николо-Шатур по названию Никольской церкви, от которой сегодня осталась только каменная колокольня, а от села, кроме названия, вообще ничего не осталось (не путать с деревней Алексино-Шатур, которая получила такое название только в советское время). Долгое время село Шатур было центром волости, а болота, простиравшиеся вокруг, носили название Шатурских. В 1916 г. началось интенсивное освоение Шатурских болот. О том, что они богаты торфом, было известно давно, а вот построить электростанцию на торфяном топливе решено было только перед самой революцией. Но сразу после революции, в 1918 г., В. И. Ленин дает личное указание начать строительство первой электростанции недалеко от села Торбеевки. Тогда же был построен первый советский рабочий поселок торфяников – Шатурторф. Он, один из многих, должен был снабжать торфом электростанцию. В 1919 г. началось строительство поселка Шатурстрой, который через 16 лет вместе Торбеевкой и поселком Черное Озеро вошел в состав города Шатура. При наименовании, видимо, имелось ввиду следующее: электростанция Шатура («Шатур» в родительном падеже). Затем слово «электростанция» опустили, и осталось только слово «Шатура».

 Шатура 1 Шатура 2 Шатура 3 Шатура 4
Главный город Шатурского района – Шатура – встречает путников по сельски. Но чуть дальше проедешь и видишь, что это современный, просторный, чистый городок. Краеведческий музей Шатуре, который ждет гостей на окраине города. Краеведческий музей Шатуре, который ждет гостей на окраине города.
Шатура 5 Шатура 6
 Где еще можно встретить такую экспозицию, подготовленную ребятами и Шатурторфской школы? Это история нашей страны.  Экскурсовод музея Таня – серьезная девушка. Она знает все про строительство Шатурской ГРЭС.

7. После Шатуры есть смысл еще проехать на запад несколько километров и посетить деревню Андреевские Выселки, расположенную на месте Спасо-Преображенского Погоста. Этот погост – впоследствии центр митрополичьей волости Сенег, известен еще с X в., когда рязанские князья с дружинами ходили собирать дань «в полюдье» и строили погосты. Известно, что в XII в. владимирский князь Всеволод ходил на Коломну из Владимира по реке Поля через погост у Святого озера. Потом пришли татары, а с ними разоренье. Митрополиты российские при назначении Упенского собора во Владимире кафедральным собором, чтобы содержать самих себя, вынуждены были просить татарских выдать им жалованные грамоты на владения, находящиеся недалеко от Владимира. Киев лежал в руинах, а Константинополь не утруждал себя содержанием своих митрополий. Таким образом, Сенежская волость была необходима митрополитам для содержания «владимирского двора». Считается, что именно здесь скрывался от набегов татар митрополит Фотий в 1411 г. Владимир был разграблен, а Фотий на погосте Святом озере был спасен. Однако через 200 лет в этот край пришла смута. С приспешниками Лжедмитрия и польскими захватчиками местному населению помог воевода Федор Иванович Шереметев со своим войском. Ему же после выбора нового царя Михаила Федоровича Романова были пожалованы владимирские земли, а соответственно входившие в них Сенежская и Кривандинская волости. Кроме Шереметева, Владимирский край от казаков и иноземцев защищал и князь Михаил Пожарский, который 1608 г. вместе со своим войском разбил поляков у села Высокое, ныне город Егорьевск. Эти исторические места, связанные с Владимиром, Муромом, Рязанью, стали свидетелями героических подвигов русских людей при защите своей родины.

Около Святого озера особенно уместно было бы в интерактивном музее  рассказать о Шатурском крае периода смутного времени. Густой лес, темные воды Святого озера, Преображенский храм только подчеркнут факты из истории края, связанные с правлением Лжедмитриев и их изгнанием.

А название к деревне «Андреевские Выселки» пришло из середины XIX в., когда крестьянин Андрей Кознов на пустоши, рядом с погостом, построил кабак. Отсюда и пошло название «Андреевские Выселки». Сейчас там трактир с сувенирной лавкой был бы также уместен.

Выселки 1 Выселки 2 Выселки 3 Выселки 4
А вот и Андреевские Выселки.  Сейчас здесь колосится рожь, а когда митрополит Фотий скрывался в Преображенском храме, был густой, непроходимый лес. Там за сосенками виднеется знаменитое Святое озеро.  Колокольня храма смотрит прямо на дорогу.
 Выселки 5
 Белокаменная церковь привлекает внимание всех, кто направляется к Святому озеру.

8. Возвращаемся назад, в Кривандино. Но проедем его, следуя дальше на восток, и посетим древнее село Пустоша. Село настолько древнее, что в 20-х годах прошлого века археологи нашли там древние погребения с бронзовыми вещами. Предполагается, что дата этих погребений относится к XI в. Где сейчас эти исторические артифакты, неизвестно, но раскопки можно было бы и продолжить и рассказать любителям археологии о древнем освоении Шатурских земель. Пустоша интересна еще и тем, что в конце XVIII в. здесь основана первая во Владимирской губернии стеклянная фабрика, выпускавшая посуду. Владельцем этой фабрики до того, как ее купили купцы Костеревы, был статский советник Григорий Бибиков. Говорят, что на месте его имения, на урочище Бибики, до сих пор можно найти бутылки с товарным клеймом Бибиковых. Там же, в Пустоше, находится и самая старая в Шатурском районе каменная церковь – церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Она была построена в 1831 г. владельцем Пустошей Михаилом Васильевичем Глебовским. Этим селом он владел вместе со своим отцом, братом и сестрой.

 Пустоша 1 Пустоша 2 Пустоша 3 Пустоша 4
 Современная Пустоша и сегодня расположена на пустоше.  К церкви Покрова к богослужению съезжаются прихожане со всей округе, теперь на машинах.  Недалеко от Пустоши протекает речка Воймега, спрятавшаяся в сизо-изумрудной зелени лесов. На краю села одиночные деревья выглядят особенно живописно.
 Пустоша 5 Пустоша 6
Эта однопутка ведет в Мишеронский через Рошаль.  Если из Пустоши в Рошаль поехать по шоссе, то пейзаж уже будет не пустынным, а заполненным березово-сосновым лесом.

9. Вернемся в центральной точке путешествия, в Кривандино. Оттуда по Коломенскому тракту можно добраться до села Власово, которое исстари принадлежало Голицыным и называлось Покровское-Власово. Там же была в XVII в. построена первая Покровская церковь, деревянная, затем ее отдали в соседний приход, оставив, небольшую часовню, которая сохранилась до сих пор. В центре старого кладбища  ее изяществом можно любоваться до сих пор. А на месте бывшей церкви на деньги купцов Костеревых в 1866 г. построили новый каменный, поражающий всех своей красотой величественный Покровский храм. Он стоит прямо на дороге на Мишеронь, совершенно неожиданно показываясь среди соснового бора. У стен церкви нашел успокоение один из владельцев стекольных заводов (а их в этой местности было три) С. Г. Костерев. Ограда кладбища при церкви также не оставляет никого равнодушным.

 Власово 1 Власово 2 Власово 3 Власово 4
Власово начинается очень буднично.  Старинное сельское кладбище. Его описание можно найти и у Пушкина, и у Тургенева, и у местного писателя-народника  Златоврацкого. Этот домик – сосед Покровского храма.  Этот снимок хорошо показывает замысел архитектора: передать устремленность  одношатрового купола ввысь. 
 Власово 5 Власово 6
 Так храм открывается с дороги сейчас. Колокольня со стороны кладбища провожает тех, кто едет в Мишеронский.

10. Последний пункт нашего путешествия – поселок Мишеронский. Это оплот стекольного производства московских и покровских купцов Костеревых. Многочисленный клан Костеревых около ста лет были рачительными хозяевами Мишерони. В 1824 г. началось производство стеклянной тары в этом районе. Огромные залежи белого песка, топливные запасы и наличие квалифицированных рабочих позволили открыть здесь производство таких масштабов, что через 40 лет после открытия первой плавильной печи Костеревы стали поставщиками Двора его Императорского Величества. Для здешних мест это единственное производство, достигшее столь высокой награды. Костеревы во всей округе строили церкви, школы, больницы, казармы для рабочих. Первая электрифицированная ветка в этом крае протянулась из Мишерони в Кривандино в 1912 г., а далее на Арзамас. Братья Костеревы проложили насыпную дорогу сквозь болота к железнодорожной станции, которую в их честь так и назвали Костерево. Сейчас это город. А дорога, покрытая вроде бы битым стеклом, а на самом деле таким песком, существует и поныне. Она практически совпадает со старой Владимирской дорогой, если не считать небольших отклонений. Местные жители из старого поколения помнят, как ходили автобусы из Мишеронского в Костерево, а одна бабушка рассказала, что она вообще ходила пешком. Сейчас экстремалы также пытаются добраться до Владимирской области по старой дороге, через Селище и Илкодино, но болота  и заросли сделали свое дело, и только по грейдерной дороге можно пробраться через лес до городка Костерева. Но мы закончили свой путь в Мишерони. Если кто-нибудь наладит безопасное путешествие по лесному массиву, мы с удовольствием его совершим. Последняя точка путешествия наводит на мысль, что в Шатурском районе так не хватает именно мемориального музея. И Мишеронском или Власове его нужно открыть – музей братьев Костеревых. Город Костерево будет существовать века, поэтому эта фамилия как географическое называние является достоянием России, и шатуряне должны гордиться, что именно на их земле расцвел талант промышленников Костеревых.

 Мишеронь 1 Мишеронь 2 Мишеронь 3 Мишеронь 4
 Въезд в Мишеронский.  Монументальный барельеф у обелиска, поставленного в память погибших воинов-мишеронцев. А это фрагмент старинного Коломенского тракта. Дальше густой лес, болота, озерки и, наконец, Костерево.
 Мишеронь 5 Мишеронь 6
Песчаная грейдерная дорога и Коломенский тракт у Мишеронского совпадают. Песчаная грейдерная дорога и Коломенский тракт у Мишеронского совпадают.

Шатурский край – это край с богатейшей древней историей, которая берет свое начало еще с Киевской Руси. Здесь были битвы с татарами и поляками, отсюда уходили защищать Родину в Отечественную войну 1812 г. и в Великую Отечественную, но местные жители, прежде всего, великие труженики. Они добывают торф, плавят стекло, пашут землю, плотничают и прокладывают дороги. Одна из таких дорог – тракт Рязань-Владимир – и сейчас жива, и может столько интересного рассказать путешественникам, что, как только им представится  возможность познакомиться с ней, она будет запружена, словно вернулся «золотой» для нее XIXв.

4. Шатурский край – моя малая Родина.
(Автор материала Королева Людмила Александровна)

Когда я узнала, что Администрация Шатурского района проводит конкурс 10 самых интересных мест Шатурского края, мне захотелось рассказать о своем восприятии самых интересных мест этого края. Воспоминания, связанные с беззаботным детством – бабушкиными блинами, походами с дедушкой в лес по грибы, игра с местными ребятишками летними вечерами и купание на озере, конечно, самые теплые, к ним постоянно хочется возвращаться, и все, что связано с ними кажется самым прекрасным. Затем молодость. Уже не так все просто, но зато постоянно присутствует ощущение силы, ума, энергии, самостоятельности и бесконечности жизни.  И когда в зрелом возрасте возвращаешься мысленно к тем местам, где прошла молодость, опять наливаешься жизненной энергией, и думаешь, что энергия эта исходит от тех мест, где было счастье молодости. И вот уже на пороге старости возвращаешься к своим истокам, к тем местам, откуда вышли твои предки, и где они сейчас покоятся, чувствуется, что настала пора подводить итоги и хочется быть поближе к тем, с кем прошла твоя жизнь. Несмотря на то, что я родилась в Москве, живу в Москве, работаю в Москве, и уже дети мои живут и работают в Москве, через всю мою жизнь проходит Шатура. Именно с Шатурой связаны мои родственные узы, об этих именно для меня  самых интересных местах мой рассказ.

1. Начну по порядку. Деревня  Бабынино. Здесь жили мои прадед и прабабушка Матвей и Елена Барановы. Здесь родился мой дед Сергей Баранов и два его брата Иван и Дмитрий, которые отсюда  ушли воевать и не вернулись.  После войны вдовы погибших братьев с дочками уехали из деревни, бабушка Алена умерла. Даже дома Барановых сейчас в Бабынине нет, но пруд, на краю которого стоял дом, все также зеленеет ряской в июле, и старая липа около которой стояла школа, где работали учительницами моя бабушка и ее подруга Раиса  – жена погибшего летчика Баранова. Местные старушки до сих пор ее вспоминают, говорят, веселая была. Когда узнала о смерти мужа, долго не могла поверить  – все весточки ждала, так и не дождалась.

Бабынино 1 Бабынино 2 Бабынино 3 Бабынино 4
 Указатель на Бабынино из села Середникова. Из Середникова в Бабынино можно доехать только по железобетонке, асфальта нет. Пять километров кажутся вечностью.  Из этой  деревни ушли братья Барановы воевать. Статья в «Ленинской Шатуре» об этом. И это жителям Бабынино интересно . В деревне остались еще жители, которые помнят братьев. Одна из них Нина Сидоркина (крайняя справа).
Бабынино 5 Бабынино 6 Бабынино 7 Бабынино 8
До деревни едешь глухим лесом, и вдруг открываются такие просторы, что начинаешь понимать, что к этому  месту Рязань ближе, чем Владимир. Деревенские поля. А эта дорога идет в Коробово, и уже грунтовка, и опять через глухой лес. Около этой старой липы пятьдесят лет назад стояла начальная бабынинская школа, в которой учительствовали моя бабушка  Мария Баранова и жена дедушкиного  брата Раиса Баранова. Сейчас там тоже поле. А здесь около пруда был родной дом деда. В двадцатых годах три мальчишки из дома бегали купаться на пруд. А в 50-х после смерти прабабушки Алены дом продали, школу закрыли, и больше наших Барановых там нет.

2. Деревня Новошино . Здесь также жили мои  прадедушка и прабабушка  Никита и  Акулина  Дурикины. Здесь родилась моя бабушка Мария, два ее старших брата Антип и Тит  и ее сестра Василиса. Антип всю жизнь учительствовал, сначала  неподалеку в Горках, а потом, окончив Московский университет, получил профессорское звание и заведовал кафедрой философии в московском вузе. А Тит в послереволюционное время руководил местной милицией и жил в Починках. Дети же Василисы до сих пор живут в Новошине, или, как говорят местные, в Новошинах.

Новошино 1 Новошино 2 Новошино 3 Новошино 4
Указатель на Егорьевском шоссе на Новошино. До революции очень богатой село с двумя церквями, трактиром, школой, мастерскими, сейчас практически безлюдно. Местный житель показывает, где находится дом моей другой прабабушки Акулины Дурикиной. Дом и поныне стоит. В честь праздника 9 мая реет красный флаг. В каждой избе, наверняка, есть такие витрины на стене, где собраны фотографии родни.
Новошино 5 Новошино 6 Новошино 7
Мы с двоюродной сестрой Машей наконец-то свиделись с новошиновсикми родственниками, о которых много слышали, но никогда не видели. Бабушку Шуру  – дочку бабушкиной сестры,  а ей за 80 – застали больной. Там, за поворотом  – Новошино. В Новошино, в свою родную деревню,  бабушкин брат профессор Антип Никитич Дурикин всегда ездил охотиться. И сегодня густой лес подступает прямо к самой деревне.

3. Село Середниково.  Здесь, в Середниках, на местном кладбище, недалеко от Никольской церкви покоятся прадедушка и прабабушка. Здесь в тринадцать лет, в 1920 г., начал работать мой дед в местном сельсовете. В середниковскую школу ходили учиться дочери погибших на войне братьев деда. Надеюсь, что на обелиске погибших за Родину жителей села появятся имена солдат Барановых, отдавших жизнь за то, чтобы у нас было наше енастоящее.

Середниково 1 Середниково 2 Середниково 3 Середниково 4
Отсюда начинается Середниково. Мы с главой Дмитровского сельского поселения на празднике 9 мая около обелиска павшим воинам. Часовенка около кладбища, где покоятся Барановы из Бабынина. А это остатки старой середниковской школы, которая сгорела. В ней учились дочки погибших братьев моего дедушки.
Середниково 5
Никольский храм так украшает село!

4. Село Коробово (Дмитровский Погост). В Коробове родился мой отец  Александр Баранов,  тетя Оля (сестра отца), дядя Женя (брат отца), самая младшая сестра Татьяна родилась перед самой войной уже в Туголесском Бору.  В Коробове работала в школе бабушка, в сельсовете – дед. Папа всегда говорил: «Коробово – моя родина», где они там жили я не знаю, но когда стали строить поселок Туголесский Бор, они переехали туда. Вот в Туголесском Бору я знаю все.

 Погост 1 Погост 2 Погост 3 Погост 4
Мы подъезжаем к Дмитровскому Погосту. Сразу  же за Дмитровским Погостом начитается Коробово. Уже и дома того нет, где родился мой отец, а храм Дмитрия Солунского пережил века, и все также величествен и прекрасен. Уже и дома того нет, где родился мой отец, а храм Дмитрия Солунского пережил века, и все также величествен и прекрасен.
Погост 5
Уже и дома того нет, где родился мой отец, а храм Дмитрия Солунского пережил века, и все также величествен и прекрасен.

5. Но до Туголесского Бора в нашей семье было еще Кривандино. Когда районный центр Коробовского района перевели из Коробова в Кривандино, дед стал работать в там райцентре.  Кривандинским райвоенкоматом он был призван в армию в сентябре 1941 г., и на войну бабушка с четырьмя детьми провожала его именно оттуда.

Кривандино 1 Кривандино 2 Кривандино 3 Кривандино 4
Вот оно Кривандино. Что село старинное, понимаешь, когда видишь кривандинские деревья. Этот вяз не обхватишь. Вот такая улица Центральная сегодня. Как же она выглядела восемьдесят лет назад, когда по ней  ходил мой дед на работу? Речка Поля – тоже достопримечательность Кривандина.
Кривандино 5
Кривандинские пейзажи удивительны.

6. Самое важное место в моем детстве, конечно, занимал Туголесский Бор. Мне исполнился только годик, и меня туда уже отвезли к бабушке и дедушке на все лето. Я родилась 1 июня, мама должна была пойти работать, а место в ясельках давали только с осени. Вот так я стала любимой внучкой. С этого момента мне, маленькой девочке, дедушка к каждому празднику посылал поздравительные открытки. Они до сих пор у меня хранятся. И постоянное: «Люда, приезжай к нам». И все лето, а когда стала учиться в школе, на школьные каникулы приезжала в Туголес. Любила с двоюродными братьями ходить на озеро купаться. Клубники у бабушки в огороде было полно. На 9-е мая все взрослые  и дети ходили сажать картошку, в начале сентября – убирать,  а зимой эту картошку в рюкзаке отец  привозил из Туголеса в Москву. Магазинной картошки практически никогда не покупали, ее хватало всем братьям с семьями и младшей сестре Татьяне, которая родилась за месяц до войны. Тетю Таню я очень любила, ее любила и моя мама, она часто у нас гостила, и когда умерли бабушка и дедушки, опять переехала жить и работать в Туголес. В местных детском доме и школе ее до сих пор хорошо помнят, где она работала воспитательницей и учительницей русского языка и литературы. В Туголесском Бору родились два моих двоюродных брата и сестра. Один из них – Володя – сейчас живет в Орле, но говорит так, как когда-то мой отец: «Туголес – моя родина».  Другой брат – отец Борис, окончил Коломенский пединститут, но решил радикально изменить свою жизнь, став православным священником и сейчас имеет приход в Ярославской области. Сегодня в Туголесском Бору остались только могилы самых близких моих людей. Бабушка, дедушка, папа, его брат и сестра похоронены на туголесском  кладбище. Сюда к ним я приезжаю каждое лето:  положить цветы, вспомнить свое детство, молодость, их, когда-то здравствующих, трудолюбивых и честных сельских интеллигентов и  погрустить, о том,  что все это уже в прошлом.

Туголесский Бор 1 Туголесский Бор 2 Туголесский Бор 3 Туголесский Бор 4
А это моя малая родина – Туголесский Бор. На сельском кладбище в Туголесском Бору покоится вся моя родня. Дорога на Свиношное озеро, по которой мы бегали с братом купаться. Наше замечательное озеро. Дно песчаное, вода теплая, другой берег еле виден.
Туголесский Бор 5 Туголесский Бор 6 Туголесский Бор 7
В этом доме раньше жили бабушка и дедушка и каждое лето я, пока они были живы. На мой взгляд, эти туголесские дома 30-х годов представляют собой образец особого архитектурного стиля, характерного для рабочих поселков. Высокие, бревенчатые, с эркерами. Можно водить туристов и показывать как достопримечательность эпохи социализма. Вот здесь на втором этаже была наша квартира, а на первом жили Чижовы. До сих пор их фамилия значится на подъездной табличке, а Барановых нет.

7.  Моя дорогая тетя Таня окончила Московский областной педагогический институт, кстати, мой отец  тоже окончил педагогический институт, как и моя двоюродная сестра Маша.  Тетя Оля в 1945 г. окончила Егорьевский педагогический техникум , а бабушка  - Зарайский педтехникум в 1923 г. Наша семья состоит из потомственных педагогов. Так вот тетя Таня свою трудовую деятельность начала в Пышлицах. Там, в известной средней школе, она сделала свои первые шаги как педагог. И правильный сделала выбор. Сколько у нее фотографий  от благодарных учеников! У нас хранится открытка, которую она прислала нам из Пышлиц в 1963 г. Этой открытке уже 50 лет. Недавно я специально ездила туда посмотреть на школу, где она преподавала, на памятник летчикам-героям. Этот памятник он дорог, ведь наш Дмитрий Баранов был  штурманом полка дальней авиации, летал на тяжелом бомбардировщике ТБ3 и погиб, защищая Родину.  Это памятник как бы и ему посвящен.

Пышлицы 1 Пышлицы 2 Пышлицы 3 Пышлицы 4
Далекие Пышлицы. Памятник военным летчикам  Великой Отечественной войны от благодарных жителей Шатурского района. Я тоже хочу поставить памятник Дмитрию Баранову, но пока не знаю, как это сделать, а он его заслужил. Пышлицкая школа, в которой работала моя тетя Таня, только не в новом здании, а в старом. Вот такие дома и дворы в Пышлицах. Действительно -  потаенная Россия.
Пышлицы 5
А это здание сельсовета, почты и других структур поселения, которые заботятся о комфортной жизни местных жителей.

8. Есть еще одно место в Шатурском районе, которое связано с моим детством – это город Рошаль. После Пышлиц тетю Таню перевели работать в рошальскую  среднюю школу, и летом меня и моего двоюродного брата Валеру, которого уже, к сожалению, уже нет в живых, она привозила в Рошаль, и обязательно через купанье в  Белом озере. Это озеро настолько мне запомнилось, что, когда мы с мужем купили машину, первым делом я попросила отвезти меня купаться на Белое озеро. И он, ничего не понимая в географии Шатурского края, отвез меня на то Белое озеро, что за Дмитровским Погостом. А еще шатуряне мне советовали купаться в их Белом озере, которое находится на окраине города. Сколько же еще Белых озер в Шатурском крае, про которые я не знаю? Рошаль  – очень светлый город, на мой взгляд, красивый, в чем-то даже южный. Может быть, потому, что я бывала там только летом и в детстве. Приезжала туда и с мамой. Помню,  солнечным утром завтракали на большой светлой кухне в коммуналке. Тетя Таня кормила нас кашей «дружба» – из риса и пшена.  Болтали какие-то глупости и так были счастливы. А самые лучшие подруги тети Тани – из Рошали. Ее дочка Маша – сама давно мама – с ними до сих пор переписывается.

Рошаль 1 Рошаль 2 Рошаль 3 Рошаль 4
Скромный знак, указывающий на географическое расположение города. В этом доме жила тетя Таня, когда учительствовала в местной школе. А этот дом помнит еще старое название города – Крестовый Бор. Вот школа, где много лет работала учителем русского языка и литературы Татьяна Сергеевна Баранова.
Рошаль 5 Рошаль 6
При въезде в город можно встретить и другой знак города – серп и молот, – знак трудовой жизни рабочего городка. Знаменитое Белое озеро, расположено на трассе Шатура-Рошаль, и мы всегда, когда ездили в госте к тете Тане, купались в нем. А сейчас специально ездим купаться из Шатурторфа.

9. Вот настал черед  и до моей сестры Маши. Она счастливо устроилась в Шатуре. Живет с детьми, мужем, здесь работает в городском отделе социальной защиты населения. По работе колесит по всем закоулкам Шатурского края, всем находит доброе слово, и люди ее любят. В Шатуре на торфопредприятии № 1 до войны экономистом работал дед.  Как эта работа ему пригодилась потом, на фронте. После двух ранений он стал нестроевым, но не захотел уходить в тыл и напросился служить в полевой передвижной госпиталь. Совмещал четыре должности – начальника финотдела, кадров, снабжения и секретного. И все успевал. Везде был честен. На фронте вступил в партию, был секретарем партийной организации госпиталя. Не по рассказам знал, зачем бойцу автомат, ведь госпиталь был при артиллерийской бригады прорыва, и при этом пером владел, что в суровое военное время не всем удавалось. Молодец!  За службу был награжден орденом Красной Звезды и многими медалями. Вот такие люди работали и работают в Шатуре.

Шатура 1 Шатура 2 Шатура 3 Шатура 4
Привет, Шатура! Мой двоюродный брат – отец Борис. Я встречаюсь с ним только здесь, в Шатуре. Мы с сестрой Машей в ее шатурской квартире рассматриваем семейные фотографии. Все старшие умерли, а мы гадаем  – кто, где, на какой фотографии, и клянем себя, что, пока все были живы так мало интересовались семейной историей. В «Ленинской Шатуре»  работает замечательный человек – главный редактор газеты  Ирина Викторовна Ковалицкая. Она напечатала в газете мою статью о братьях Барановых.
Шатура 5
В этом доме, где сейчас находится краеведческий музей,  раньше была кантора торфопредприятия, там до войны работал мой дед Сергей Матвеевич Баранов.

10. Последнее место моего повествования  – моя дача в садовом товариществе «Рассвет» в поселке Шатурторф. Эту дачку мы приобрели еще в 1985 году, и вот уже 28 лет мы не представляем себе лето без нее. Я выросла, вышла замуж, родила двоих детей, мама вышла на пенсию, и решили мы обзавестись собственным сельским домиком.  Там дети и выросли. Уже в Шатурторфе я с детьми ходила купаться на карьеры, за грибами ходили на 21 участок, а в сам поселок – за парным молоком. С соседями жили очень дружно. Мама всем в округе открывала и закрывала теплицы, за это нас одаривали тепличными овощами.  К дочке на день рождения местные дети приходили с цветами с участка в качестве подарка.  У нас осень долго не было электричества. Готовили на газу, а чай пили из самовара. Топили его шишками дважды в день, и все время была горячая вода. А дом наш мы постоянно поддерживаем в жилом состоянии, и хотя далековато он от Москвы, все равно сюда ездим. Теперь уже только с мужем.   Сегодня и я говорю, как когда-то мой отец: «Шатура – моя Родина».

Наша дача неказистая, поэтому ей места на наших фотографиях не нашлось, А природа, особенно карьеры, удивительно красивы. Мой муж  Смирнов Сергей Николаевич – страстный фотограф. Он видит красоту там, где многие равнодушно проходят мимо. Из сотни снимков, посвященных шатурторфским карьерам, после долгих переборов  мы выбрали шесть. Смотришь на них и понимаешь, почему вся наша семья так влюблена в эти места. Это – Родина.

Шатурторф 1 Шатурторф 2 Шатурторф 3 Шатурторф 4
Такой шикарный монумент открывает путь в Шатурторф. Выйдешь за границы дачного поселка «Рассвет» и оказываешься в таком светлом, прозрачном, березовом лесу. Наша дача неказистая, поэтому ей места на наших фотографиях не нашлось, А природа, особенно карьеры, удивительно красивы. Мой муж  Смирнов Сергей Николаевич – страстный фотограф. Он видит красоту там, где многие равнодушно проходят мимо. Из сотни снимков, посвященных шатурторфским карьерам, после долгих переборов  мы выбрали шесть. Смотришь на них и понимаешь, почему вся наша семья так влюблена в эти места. Это – Родина.
Шатурторф 5 Шатурторф 6 Шатурторф 7 Шатурторф 8

5. Поселок торфяников Радовицкий.
(Автор материала Кузнецова Валентина Михайловна)

Поселок торфяников Радовицкий основан в 1946 году и расположен в центре южной Мещеры, знаменитой своей живописной и девственной природой.

В 1949 году началось осушение болот и подготовка площадей для торфодобычи.

С 1952 года началась добыча торфа на торфопредприятии «Радовицкий Мох».

В 1958 году на базе строительного управления выросло новое крупное предприятие – Радовицкий ДОЗ (деревообрабатывающий завод).

С ростом производства и добычи торфа рос и благоустраивался поселок Радовицкий. Ныне он удивительно хорош, напоминает небольшой, чистый, зеленый и благоустроенный городок. Он украшает лесную Мещеру своими прямыми зелеными улицами с ровным строем благоустроенных домов.

 6 5 4 3
2  школа  SAMSUNG DIGITAL CAMERA  Изображение 114
Изображение 110 Изображение 105  Изображение 086  SAMSUNG DIGITAL CAMERA
SAMSUNG DIGITAL CAMERA P1050579  P1050439  news-8_4
IMG_1381  IMG_1314 getImage SAMSUNG DIGITAL CAMERA
getImage (13) getImage (12) SAMSUNG DIGITAL CAMERA SAMSUNG DIGITAL CAMERA
SAMSUNG DIGITAL CAMERA SAMSUNG DIGITAL CAMERA getImage (6)  getImage (5)
 getImage (4)  getImage (3)  getImage (2) getImage (1)
 9

6. Николопустопольский погост: Никольская церковь (ХVII – XIX вв.), Богородицерождественская церковь (XIX – XX вв.).
(Автор материала Ерастова Татьяна Владимировна)

Николопустопольский погост – одно из древних мест на территории Шатурского района. Старинное название погоста – Никола Пустое Поле. Самые ранние документальные сведения о погосте встречаются в ХVII в. (1628 г.), который находился в Польской волости Владимирского уезда. Название погоста Никола Пустое Поле состоит из двух частей: название церкви – Никольская, во имя Святителя и Чудотворца Николая, и места возле церкви, где жили священноцерковнослужители, которое в архивных документах указано как село Пустое Поле.

Изученные документальные источники сообщают только об одной церкви на погосте – Никольской. Однако, в некоторых документах церковной летописи указано, что некогда на погосте была еще одна церковь – Рождества Пресвятой Богородицы, в память о которой издавна стояла деревянная часовня. Существовали ли эти церкви в древности одновременно или одна сменила другую – неизвестно, документы о погосте до 1628 года пока не найдены. В ХIX веке в приходе погоста числилось 5 деревень – Баженово, Борисово, Курилово, Подболотная и Спиридово, с общим числом дворов 111, населением 1148 человек.

ХХ век для Николопустопольского погоста и его приходских деревень был последним в их истории.

В начале 1920-х годов в стране начались гонения на церковь. Многие храмы закрывались. Священнослужители подвергались репрессиям. Но Николопустопольский погост чудом устоял.

Вторая волна гонений на церковь в конце 1930-х годов дошла и до погоста. В 1937 году он прекратил свое существование.

1953 год. Очередная трагедия. По распоряжению властей земли бывших приходских деревень Баженово, Борисово, Илькодино, Курилово, Мишунино, Передел, Селище, Спиридово были отданы без согласия жителей военному ведомству под артполигон. Сотни семей были переселены. Полигон через полгода ликвидировали!

В 1956 году опустевшие земли Николопустопольского погоста и бывших деревень, ставших урочищами, были включены в Шатурский район.

 (Материал для сопроводительного текста взят из книги члена Совета краеведов России Татьяны Леонтьевны Митюшиной «Николопустопольский погост». Шатура, 2010)

 P1000309 P1000310 P1000312 P1000313
 P1000314 P1000315 P1000316 P1000317
P1000318 P1000319 P1000320 P1000321
P1000323 P1000324 P1000325 P1000326
P1000328 P1000329

7. Река Поля.
(Автор материала Мухин Виктор Александрович)

Почти в каждом уголке России есть свой водный источник, который принято считать основным или главным. Для Шатурского района таковым, пожалуй, можно считать реку Поля. Прежде чем влиться правым притоком в реку Клязьма, Поля пересекает почти весь наш район с юга на север, беря своё начало от грунтовой воды, стекающей в дренажные канавы с полей у деревни Коробята Егорьевского района. Поля начиналась когда-то на Егорьевской возвышенности и её истоком была современная речка Люблевка; далее Поля текла через будущую котловину рыборазводных прудов, по долине Кондры, через Чадлевское болото, по долине Макаровки и затем уже по своей современной долине. В одно из оледенений воды Поли оказались запруженными подошедшим с севера или северо-запада ледником – в результате часть бассейна Поли отошла к бассейну Цны. Таким образом, современный исток Поли был когда-то её левым притоком. Длина русла реки 92 км., ширина 6-20 м, в пойме до 500 м. , преимущественная глубина около метра, максимальная до 2 м. Площадь водосбора 1340 кв.км . Высота у истока Поли 147 м. над уровнем моря, у села Шатур – высота берегов 127 м., при впадении в Клязьму на границе Московской и Владимирской областей – 105м. Ниже деревни Воронинская загрязнена. Вода коричневого цвета с болотным запахом. Долина реки Поля широкая, но неглубокая, с пологими склонами, русло извилистое. Вместе с прилегающими лесами, среди которых преобладают сосновые боры, встречаются и дубравы, ельники, ольшаники, попадается осина, липа, берёза – особо охраняемая природная территория с заказниками в Шатурском, Кривандинском, Осановском, Бакшеевском лесничествах. В своём течении принимает притоки: слева речки Вичушку, Першур, Тименку (Тимскую), Салмовку (Валовую канаву), Вишкурт (Вишкуру), Мокренькую (Мокрушку, Мокришку), Лутинку (Луговую), Ивановку; справа Полиху (Пологму, Полгаму), Чащур (Чищур), Кривандинку, Сеченку, Мишеронку, реку Воймега, Красную и целый ряд ручьёв и канав, большинство из которых безымянные. В среднем и нижнем течении вследствие изменения русла образовались живописные старицы, многие из которых заполнены водой, и некоторые даже считаются озёрами, например Тонешное. Недалеко от русла Поли расположены Лемёшинское, Карповское и Смердячье озёра.

В реке обитают более 12 видов рыб: щука, карась, плотва, язь, линь, окунь, вьюн, ёрш, верховка., пескарь, голавль, налим, сом. В бассейне реки живут бобры, ондатры, такое редкое животное как выхухоль, занесенная в Красные книги России и Московской области, из водоплавающих птиц встречается утка, селятся гагары и журавли. Среди многочисленных урочищ вокруг Поли можно встретить лосей, кабанов, зайцев, лис и даже иногда волков. В окрестностях реки раздолье для любителей тихой охоты: живописные пейзажи, грибы, ягоды, из которых особенно много черники и земляники, встречается рябина, клюква, гонобобель, малина, куманика (которую многие ошибочно принимают за ежевику), ежевика, реже брусника, черёмуха, крушина, калина.

Обычно, чтобы составить представление о каком-либо объекте, особенно природном, принято цитировать знаменитых писателей, а мне хотелось бы процитировать нашего легендарного Шатурского летописца Казакова Виктора Михайловича.

«По Шатурской земле, среди болот, захламлённых и искалеченных перелесков, под нависшей кудрявой лозой плакучих ив, задумчиво, устало и тихо, почти незаметно, течёт река Поля. Во все времена, до 30-х годов нашего века на берегах её и в окружающих пределах от Оки до Клязьмы, не стояло ни одного города. Лишь глухие деревушки, да весёлые торговые сёла с златоглавыми куполами церквей, как былинные богатыри вздымали кресты свои, что мечи к небу у берегов её, словно оберегали мирное спокойствие вечно текущих волн, охраняя от неведомых врагов её покой в девственных берегах и чистоту вод. Какая-то тайная небесная сила тысячелетия сторожила женственную красоту речных долин и непорочную святость упругих форм чистого тела её и трепетность окружающего ландшафта, от грубой силы нагло вторгающейся урбанизации цивилизации 20 века».

Размышляя об этимологии, то есть о происхождении названия реки. Казаков писал, что имя своё река обрела во времена Великого Владимирского княжества, когда волости «Ловчего Пути» были разделены на поля по характеру охотничьих промыслов (Волчьи поля, Медвежьи поля, Лосиные поля, Бобровые поля, Лисьи поля и т.д.). Эти поля были расположены по всему течению реки, от них река и получила своё название. Виктор Михайлович также полагал, что в языческие времена Поля называлась по-другому, вероятнее всего её имя было посвящено змеиной царице «Урице» или «Ирице», однако первоначальное имя её для нас, считал он, наверно, навсегда останется тайной.

Реки на Руси являлись путями передвижения, не вызывает никакого сомнения. Чему, как не рекам, роль которых отмечена ещё Ключевским, связывать людей в единую общность с древнейших эпох. В начале курса русской истории он писал: «Речная сеть нашей равнины – одна из выдающихся её особенностей…., она бросилась в глаза и Геродоту; описывая Скифию, то есть Южную Россию, он замечает, что в этой стране нет ничего необыкновенного, кроме рек, её орошающих; они многочисленны. И никакая другая особенность нашей страны не оказала такого разностороннего, глубокого и вместе с тем заметного влияния на жизнь нашего народа, как эта сеть Европейской России…». К примеру, археологические находки на палеолитической стоянке Сунгирь под Владимиром свидетельствуют о тесной связи местного населения ещё десятки тысяч лет назад с населением на другой великой русской реке – Доне. Дело в том, что во II–I тыс. до н.э. Ра-река (Волга) впадала в Чёрное море, так как тогда старое русло Волги пролегало вблизи современного Волго-Донского канала, нижнее течение Дона также было Ра-рекой. Поля соединяется через Клязьму и Оку с Волгой, стало быть, и местное население в те времена могло иметь такие же связи. Невероятно с точки зрения современного обывателя, а по тем временам – обычное дело. В самом названии Клязьмы отражена её связующая роль. Не буду вдаваться в подробности, они рассмотрены в книге «Пульсирующее чудо» и в 4 выпуске альманаха «Шатурская Мещера». Клязьма – река с изменчивым руслом, оставляющая старицы, издревле служащая путём сообщения между населением русских земель, в том числе и зимний путь (зимник), сакральная связующая нить между людьми, жившими на её берегах.

Так оно и есть, многие реки были таковыми зимниками. У В. Чивилихина  об этом прекрасно написано: «…простое и прозаическое русское изобретение, которое часто встречается археологам в погребениях с IX века, – железная обойма нескольких разновидностей с одним, двумя или тремя пирамидальными шипами. Это – ледоходные подковки для обуви воинов и конских копыт – убедительное материальное доказательство того, что зимние военные дороги средневековой Руси проходили по замёрзшим рекам и озёрам». Степняки, кстати, как отмечает В. Чивилихин, своих коней не подковывали. Однако притом, что многие реки служили зимниками, не каждую ведь так называли. Возможно, это был один из главных зимников средневековой Руси. Дело в том, что основной золотой и серебряный запас Руси тех времён был сделан за счёт торговли мехами и оружием, ведь золотых россыпей и серебряных рудников тогда на Руси не было. Пушной товар из Руси пользовался большим спросом в Византии, странах Средиземноморья и Западной Европы. В Англии русские соболиные меха были известны ещё до норманнского завоевания. В англо-норманнских памятниках, начиная с XII века, во множестве встречаются слова со славянской основой, обозначающей соболиные меха и даже термины, отражающие местность, где их добывали, в частности, смоленские и клязьминские меха (clesmes, klesem). Вдоль реки Поля, основной водной артерии нашего района, впадающей в Клязьму, как раз и располагались волости Ловчего Пути, то есть в Шатурских лесах добывалось «пушное золото» для становления и укрепления Руси. Кстати, для летописцев XII века была характерной традиция – описание местностей по рекам, а не по княжествам, что понятно, учитывая их значение в экономической жизни Руси.

Рассмотрение связки Поля-Клязьма, возможно, поможет лучше вникнуть в исторические перипетии жизни экосистемы бассейна реки Поля, включая человека, как неотъемлемое звено природы. Конечно, человек издревле использовал реку Поля, также как Клязьму, в качестве пути передвижения, причём передвижения преимущественно зимой. В засушливый период года передвигаться по Поле в наше время довольно проблематично даже на лёгких лодках. Река и так неглубокая и неширокая мелеет во многих местах до состояния лужи, которая лишь вытянута по длине. Течение реки медленное, во многих местах образуются застойные зоны как на болоте со стоячей водой, например, около старинного села Шатур, поверхность воды покрывается ряской и прочей водной растительностью. Как и Клязьма, Поля не раз меняла своё русло и соответственно постоянно идёт процесс подмыва берегов, а так как по берегам растут деревья, среди которых немало дубов, падают они естественно в одну сторону, то есть в реку, создавая много преград для любителей сплава по живописной шатурской реке с красивым благозвучным женским именем Поля. Возможно, находки морёных дубов на дне Поли лишь свидетельство естественного процесса гибели деревьев, идущего веками и тысячелетиями. Даже если допустить большую полноводность реки Поля в прошлые века, всё равно на гружёной товаром лодке типа ушкуя продираться через речные дубовалы было довольно сложно, опять же немудрено среди этих топляков и вёсла сломать, хотя вместо вёсел можно бы и обойтись шестами, да вот только не было особой нужды в таких летних походах. Пушной товар заготавливают зимой, зимой его проще и переправить по реке. В крайнем случае, перевезти товар на лодках можно и весной в половодье, по полой воде. Не отсюда ли пошло название реки – Поля, то есть пол(а)я, вешняя, полноводная лишь весной. Доля весеннего стока (с марта по май) в суммарном годовом составляет от 60% в многоводный год до 84% в маловодный. Среднегодовой расход воды в реке в районе насосной станции подкачки 1,9 м3/с; минимальный среднемесячный по данным многолетних наблюдений – 0, 03 м3/с; в то время как в половодье минимальный расход составлял в 1987г. 9,44 м3/с, а максимальный в 1931г. – 149 м3/с. Ширина Поли в половодье увеличивается местами в 50 и более раз, а глубина достигает 5-6 м. Даже в верховьях Поли близлежащие деревни, по свидетельствам старожилов, порой превращались во время половодья чуть ли не в островки среди бескрайнего пространства воды.

В какой-то степени у данной реки есть особенность, подтверждающая это и не характерная для большинства других рек. Степень полноводности Поли в нижнем течении не больше, чем в среднем течении или у её верховий, где-то река пошире, где-то поуже, например, в верховьях, но там и течение посильней. То же самое и с глубиной, каких-то протяжённых глубоких участков русла, может быть за исключением искусственно спрямлённых, нет. Приходиться только удивляться – впадают в Полю большие и малые притоки: ручейки, речки, даже реки – одна Воймега чего стоит, а уходит эта вода словно в песок, в пустоту, недаром один из смыслов слово полая значит пустая.

Кому приведённые выше изыскания и экскурсы в историю покажутся излишними, приведу высказывания некоторых наших учёных. Н.И. Надеждину, которого высоко ценил Чернышевский, считая его одним «из замечательнейших людей в нашей истории литературы, человек необычайного ума и громадной учёности, какого не являлось между нашими учёными со времён Ломоносова» (Берлинер, 1936г.), принадлежат крылатые слова: «Топонимика – это язык Земли, а Земля есть книга, где история человеческая записывается в географической номенклатуре».

И.П. Филевич писал: «Язык земли» говорит нам часто больше, чем произведения древних и средневековых авторов, больше, чем говорит о своей истории сам народ, путаясь, сбиваясь, припоминая и фантазируя больше, чем солидные штудии маститых исследователей. В «язык Земли» древние аборигены края вписали свою жизнь в историю грядущих поколений прочнее, нежели вписали своё имя в историю великие полководцы древних цивилизаций, оставившие свои письмена, вырубленные на камне.

Один из маститых исследователей-топонимистов, Поспелов полагает, что речное название образовано древним балтийским корнем pal, pol – «болото», который в современных балтийских языках представлен географическими терминами лит. pala, polymas – «болото», palios – «займище» (русск. диалектное заливной луг, болото), латыш. paleja – «долина», pali – «половодье, паводок», paline – «пойма». Таким образом, он считает, что Поля значит болотистая и это, по его мнению, подтверждается географическими реалиями: почти на всём протяжении она, опять же, по его мнению, протекает по заболоченной местности. Это примерно из той же серии расхожих мнений, что мы живём на низменности и среди болота. Конечно, встречаются участки реки с болотистой прибрежной зоной, например, ниже села Шатур, но таковых не много и они не столь протяжённы, едва ли их наберётся более 10-15% относительно общей длины реки, хотя, если подразумевать весь речной водосборный бассейн, то цифра болотистости может существенно вырасти, в паспорте на Полю она оценена и вовсе в 70%. Насколько это обоснованно, большой вопрос. Заболоченность всего Шатурского района составляет 38,7%, заторфованность 27,9%, что мало чем отличается от аналогичных показателей Западно-Сибирского региона, где сосредоточены крупнейшие торфяные месторождения России. Грань между болотистостью и заболоченностью на первый взгляд весьма условная, имеет вполне конкретное содержание или, если угодно, наполнение. Обводнённый участок с соответствующей растительностью и слоем торфа в 30см и более считается болотом, если слой торфа тоньше, то участок уже заболоченный. В том-то вся и загвоздка, что протекай она среди болотистой местности, её сток не так резко бы зависел от количества выпадаемых осадков, ведь болота – аккумулятор влаги, и она не мелела бы на глазах. Вода с заливаемых по весне прибрежных участков, местами достаточно широких, например, около Кривандино, довольно быстро уходит и летом там вполне можно пасти скот или косить траву. До недавнего времени этой нехитрой традиционной деятельностью занимались как местные жители, так и целые бригады косцов с предприятий района. Сейчас масштабы упомянутой деятельности, увы, не те. Если эти территории были бы болотистыми, пасти скот или косить траву на них вряд ли бы стали. Так что навешивать на Полю ярлык болотистой было бы большой натяжкой и остаётся на совести маститого учёного. Если в соблазн болотизации и глухоманизации Шатурского края иногда впадают такие маститые «зубры» от географии как Поспелов, то простые географы доценты пребывают в ореоле нашего «медвежьего угла», похоже, давно...

Есть и ещё ряд слов с основой пол(пал), в частности латышское palios, pali, palas – обмелевшее озеро, обширное болотистое пространство на месте обмелевшего озера; болото, поросшее небольшими кустами; заболоченный берег озера; эстонское палу – бор, песчаная местность, поросшая хвойным лесом; албанское pyll – лес; финское palto – поле, puoli – остров; латышское polam – открыто, явно; латинское palam– открыто; шведское fala – равнина, пустошь; греческое poly – много; polos –земная и небесная ось; якутское пуоляк – поле; эвенкийское поллака – поляна; карельское и финское полви – колено, изгиб; финское пуоли – половина, пальяс – голый; удмуртское пал – сторона, марийское пёле – мужской род, коми поль – дед (по отцу). Не исключено, что последний как-то связан с табуированием (наложением запрета) гидронимов. Уважение к почитаемым водным объектам и страх перед ними нередко приводит к табуированию их имён, к запрету на них. Известно, что якуты избегали называть реку или озеро своим именем и величали их эбэ – «бабушка», «старушка», точно так же, как матушкой ласково называли реки у русского и других народов. В факте именования водного объекта «бабушкой», «матушкой» (и добавим, возможно, «дедушкой») отразилось представление о реках и озёрах как о живых существах, воплощённых в образе «хозяев воды».

Не вдаваясь в споры о наследии финно-угров в топонимике нашего региона, отмечу лишь, что, во-первых, не все народы причисляемые ныне к финно-угорским, изначально являлись носителями данной семьи языков. В частности, мордва, меря, весь, ижора, черемисы, осты, ижора, карела, которые длительное время после V в.н.э. находились под господством угров, перешли на угро-финский язык власти и забылbи о русском языке. Ту же карелу Щербаков обоснованно считает прямыми потомками фракийских племён. Во-вторых, у финно-угорской семьи языков существует более древний материнский язык, от которого данная семья и отпочковалась. Смею также предположить, что это был ближайший предок языка, который принято считать индоевропейским. Аргументы в пользу этого приведены при рассмотрении гидронима Клязьма. А коль скоро Поля её приток, то тоже может претендовать на столь же древнее происхождение названия, гораздо древнее эпохи балто-славянской общности и уж тем более эпохи образования балтийской языковой семьи, на которую ссылается Поспелов. Реконструировать тот язык очень сложно, а вот поискать смысл, заложенный в гидроним ещё в стародавние времена, попытаться можно. Обратимся к северным диалектам великого и могучего русского языка, хотя бы потому, что он претерпел там меньше искажений. Да и расселение наших далёких пращуров – легендарных гиперборейцев, как полагают теперь многие учёные, шло с Севера. Например, новгородское диалектное слово полой означает – заливное поёмное место, впадина, куда весной заливается вода. Когда высохнет вода, полой используют как пастбище для скота. Вешняя или талая вода может сохраняться в полое неопределённо долгое время. Полоем может быть новое русло, рукав между реками, свежий проток, весенняя прорва, проход на реке между мелями; в Вологодской области – речной залив или пролив, образующийся только во время высокого уровня воды; в Псковской области – болото, покрытое лесом. Полой – затопленное место, полой к ручьям. Полоем там называют и лужи после большого дождя, а также топкое, вязкое, низкое, болотистое место. Полой и сырое место с множеством кочек, покосное место. Полоем может считаться осока, а также место с лесом. За пределами северных областей полоем на Волге называют низменный луг на пойме, заливаемый водой; застойную воду в низине, которая была затоплена в результате разлива; на Каме – озеровидный залив, в Тюменской области – весенняя вода, вышедшая из берегов; в Томской области – проток, соединяющий 2 озера или озеро с рекой, когда исходным признаком считается наличие течений разных направлений в зависимости от высоты уровня водоёмов; реже так называют залив. В Тульской области полой – речная вода, излившаяся поверх льда, место, где происходит такой процесс. Л.И. Шренк в 1850г. писал: «Слово это происходит от глагола поливать; вода, которая льётся обыкновенно одной рекой в известную сторону, в половодье поливается в другую реку и в другую сторону.

Есть и ещё ряд слов в новгородских диалектах с основой пол: польцо – лес; полярный – лесной участок; полоинка – низкое, болотистое место; поляский – болото; поливень – сильный дождь; политься – появиться, начать расти (о зерновых всходах); полисть – река; полюха, полюшка – выдолбленное из дерева корытце с двумя ручками для очистки зерна, крупы от мусора; полевичи – кладбище; полявича, полячок – земельный участок; поляк – нищий, собирающий милостыню. Поло – с открытой настежь дверью, открыто. Смысл последнего слова, как впрочем, и некоторых других с основой пол понятен не только в новгородском крае. Из словаря Даля полый – открытый, отверстый, незакрытый, непокрытый, распахнутый, развёрстый. Встарь жить было поло – просто, вольнее и раздольнее. У старых русских путешественников по странам Азии куланы назывались конями польскими, т.е. полевыми, свободными, вольными. Пола – река чиста, пола, не покрытая льдом. Полое место – низменное, заливное, или полой. Понятие поляк в псковской губернии на реках Ловати и Коломенке связано со льдом: первый лёд бывает белесоватый, второй синее, и им река становится; это поляк, идущий сверху, из Витебской губернии. Польять (стар. северное песенное) – полить. Общеизвестны слова пол, полог, поле, поляна, полынья, полоз, полка, полати и т.д.

Множество слов с корневой основой пол и разных смыслов этих слов в русском языке косвенно свидетельствуют о древности её употребления. Большинство их применительно к основе пол сводятся к тому, что это открытое, раздольное, низменное место, долина реки, ложбина, сформировавшаяся, видимо, после схода ледника, заливаемая верховой дождевой или вешней водой. Впоследствии, местами заболоченной и заросшей лесом. Впоследствии, потому что болото – естественный процесс на определённой стадии развития жизни замкнутого водяного объёма. У реки это последствия изменения русла, образование стариц, зарастающих старых проток, застойных зон, заливаемых прибрежных территорий. Этот процесс, напомню, шёл в послеледниковый период, тогда же по мере потепления и отхода ледника шло постепенное зарастание открытых земельных пространств лесом. Сначала поле, потом лес и соответственно на зарастающий земельный участок по инерции переносился и топоним, обозначавший тот же участок в прошлом, не заросшем состоянии (полой, польцо, полярный). Если бы было наоборот, сначала лес, потом поле, что противоречит логике, т.к. после ухода ледника откуда бы сразу взяться лесу, но, даже предположив, что люди заселили наши земли уже поросшие лесом и дали им название, то тогда самый распространённой корневой словообразовательной основой был бы лес, а не пол.

Коль скоро мы обращаемся к древним пластам языка, то, отслеживая связь слов, по мере проникновения вглубь времён, всё большее значение приобретает связь образов. Тот же образ нищего, собирающего милостыню (поляка), чтобы как-то прожить, напоминает нашу Полю, собирающую вешнюю и дождевую воду, как милостыню, чтобы сохраниться как река в последующий более засушливый период и не иссякнуть. Ещё один образ, связанный с обрядами захоронения, кладбищем у большинства наших сограждан почти не ассоциируется с водой и рекой, а в незапамятные времена покойников не закапывали в землю „аки падаль“, а сжигали. Причём сжигали на лодке, пуская её по реке, озеру или другому водному пространству. Этот обряд очень долго сохранялся у индейцев. Древние обычаи сохранило и коренное население Индии.

Наши пращуры сохраняли благоговейное отношение к воде, как среде Божественного присутствия, в которую уходят, очищаясь, души предков и которая является взаимосвязью миров, прошлого и будущего, одновременно оставаясь колыбелью жизни на Земле.

Отсюда более понятна и связь кладбища, реки, огня (полевичи – кладбище; полисть – река; поломя, полымяпламя, огонь). Мир образов, сопровождающий важнейший обряд в жизни племени, народа, изречённый в божественную оболочку слов, имеющих краткую и простую форму, но ёмкое содержание, воплотился в гармоничный образ мира и жизненного уклада наших пращуров славян. Ведь топонимика, по мнению И.А. Летовой, несёт отображение мифологических представлений различных эпох, потому что окружающий мир человек вводит в контекст своей культуры и, давая названия объектам географического ландшафта, не столько описывает его, сколько онтологизирует, осваивает. Онтология, напомню, – философское учение о бытии, его истоках, эволюции, закономерностях. С древнейших времён вода и огонь были главными стихиями и символами очищения, почитались за начало мира. Поэтому вполне естественно, что свойства воды и огня находили отражение и в топонимах. Причём слова, связанные с понятием огня похоже звучат у народов, принадлежащим к разным языковым семьям: карельское и финское рalo – пожар, вепсское рalo – пожога; болгарское паля – жгу, русское пал; индоевропейское рel – гореть. Цвет огня обычно жёлтый, он может быть ярким, бледным, иногда с красноватым оттенком и этот цвет очень похож на цвет воды в наших торфяных карьерах, а также в некоторых реках и озёрах. Не мудрствуя лукаво, цвет воды в данных водоёмах так и называют торфяным. Этот цвет, если он не столь насыщенный, можно назвать и палевым, т.е. соломенным, жёлто-белесым, бледно- жёлтым, в некоторых словарях ещё и с розоватым оттенком. Но ведь похожий цвет имеет вода в реке Поля (ближе к истоку посветлей, ближе к устью потемней). Не берусь судить о нюансах лингвистического перехода палпол, ясно, что обе эти основы или форманта употреблялись с древних времён и имели тесную взаимосвязь. Кому приведённые выше аргументы кажутся неубедительными и кто считает некорректным смешивать эти форманты предлагаю определить на слух разницу в произношении слова по(а)лить в выражении полить сухую траву дождём, водой и палить сухую траву огнём. То-то и оно, что практически невозможно. Не следует ещё забывать о том, что язык существовал всегда (вначале было слово...), а письменность появилась по историческим меркам значительно позже, тем более такая, которая включала в себя гласные буквы. А чем древнее эпоха, тем меньше гласных звуков остаётся в славянских языках (больше упоминаемая выше консонативность). Вряд ли случайно сходство слов полить (палить) и плыть и т.д., ассоциаций здесь может быть великое множество. Если проводить какие-то аналогии с ближайшими реками с похожим названием, то у Поли есть приток Полиха, на старых картах Полгама (Пологма), на картах торфоразработок 1931г. – Полба. У Бужи есть приток Поль. И Полиха и Поль имеют такой же палевый, торфяной цвет воды. Однако, несмотря на очевидность и аргументированность связи названия реки с торфяным цветом воды, не всё так однозначно. Это сейчас вода в Поле загрязнена и имеет торфяной цвет, а раньше даже на памяти старшего поколения, она была чистой и более светлой. Началась беда реки в 1939-40-х годах, когда прорыли так называемую валовую канаву для сбора воды у торфяных полей у Северной и Сокольей Грив. В течение одного лета изменился её цвет, а после купания нужно было смывать с себя торфяные хлопья. Процессы заболачивания, заторфовывания, регулирования стока шли естественным образом, как в любом здоровом живом организме. И вдруг, образно говоря, тело такого организма разрезают каналами-канавами, удаляют по ним „лишнюю“ влагу-кровь, „улучшают“ работу органов вплоть до полной ликвидации их функций, спрямляют кровеносные сосуды и т.д. Что остаётся организму? Сопротивляться из последних сил и залечивать раны. Но возможности живого организма Земли не безграничны, и раны пока сих пор кровоточат, отливаясь торфяным цветом воды в реке Поля. „Сегодня не живая вода течёт в берегах…, а слёзы горючие льются по ландшафтам земли и падают на колена матушки родной – р. Клязьмы, и исчезают в объятиях её, захлебнувшейся в рыданиях“. В природе всё ж взаимосвязано, ты к природе относишься с душой и она отплатит тебе своим покровительством, не даст погибнуть от голода, а если по-браконьерски, вырубая и загаживая округу, сливая в природную воду всякую дрянь, так чего же ждать от неё взамен?

Промысел применительно к Поле можно ассоциировать не только с охотой. А чем рыбная ловля хуже. Слово полячь, например, со старорусского – сеть, путо. Поляцати, полячи – натягивать, ставить сеть. Санскритолог Н.Р. Гусева, расшифровывая смысл слова „пала“, наряду со значением охранителя приводит и значение подателя даров. А какие дары в реке и по её берегам? Конечно ягоды, грибы, орехи, мёд и естественно рыба. Недалеко от границ Шатурского района есть деревни или скорее веси, выражаясь языком прошлых лет, в которых давно уже нет света, добираться до них на автомашине – проблема даже летом. И, тем не менее, до недавнего времени, в некоторых домах постоянно жили люди, или, по крайней мере, посещались более или менее регулярно даже зимой. Причины, заставляющие этих людей жить здесь, терпя определённые неудобства и лишения, могут быть разные, а вот среди факторов, помогающих им прокормиться в таких условиях, не последнюю роль играет рыба. Действительно при прочих равных условиях, вероятность того, что отдалённая труднодоступная деревня будет заброшена, если поблизости нет водоёма или реки с рыбой, гораздо выше. Одной охотой круглый год сыт не будешь, надежды на натуральное хозяйство тоже не всегда оправдываются, недаром считается, что мы живём в зоне рискованного земледелия. А вот рыба, несмотря на оскудение её количества и разнообразия видов, до сих пор всё же большое подспорье для жителей подобных весей. В любом случае, как говорится, расставлять все точки над „и“ преждевременно, пока не разгадана тайна происхождения языка (что равнозначно тайне происхождения жизни), его развития во времени, ведь недаром по мере раскрытия гидронима Поля перед нами как бы раскрывается или даже читается своего рода полия – „Книга бытия небеси и земли“ в одном из самых замечательных мест планеты под названием Шатурский район.

Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса
Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса
Река Поля - для конкурса Река Поля - для конкурса

8. Сосна «Исполин», Шатурское лесничество. Памятник природы Московской области.
(Автор материала Мухин Виктор Александрович)

В Шатурском районе произрастает одна из немногих сохранившихся в Московской области сосен столь почтенного возраста и внушительных размеров, возможно, что самая большая и древняя в области, поэтому неудивительно, что её включили в перечень памятников природы областного значения.

Решение Мособлисполкома от 11.04.1984 N 501 «Об упорядочении сети охраняемых природных территорий в Московской области». Законодательство Московской области. Текст документа по состоянию на июль 2011 года.

В целях приведения сети охраняемых природных территорий в соответствие с постановлением Совета Министров РСФСР от 5 мая 1982 г. N 270 и учитывая предложения исполкомов райгорсоветов, Московского областного совета Всероссийского общества охраны природы, ГлавАПУ Мособлисполкома, биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Ботанического сада МГУ, Главного ботанического сада АН СССР исполком Мособлсовета решил:

1. Объявить государственными памятниками природы местного значения природные объекты согласно приложению N 1.
Председатель исполкома В.С. Пестов
Секретарь исполкома М.П. Щетинина

 Приложение N 1
к решению исполкома Мособлсовета
от 11 апреля 1984 г. N 501

ПЕРЕЧЕНЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ ПРИРОДЫ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ, УТВЕРЖДЕННЫХ НАСТОЯЩИМ РЕШЕНИЕМ.

N п/п

Наименование памятника природы,  район

Значение

Организация, на которую возложена охрана

1

2

3

4

1.

Микулино городище на р. Шоша, Лотошинский р-н

Областное, историческое, архитектурное

Совхоз „Шошинский“

12.

Сосна „Исполин“ в 54 кв.    Шатурского лесничества Шатурского леспром-хоза, Шатурский р-н

Областное, научное. Местопроизрастание сосны возрастом более 300 лет,  высотой 43 метра, диаметром 148 см. Рядом произрастают еще 3 сосны несколько       меньшего возраста          

Шатурский леспромхоз (Шатурское лесничество)

20.

Парк в селе Подъячево, Дмитровский р-н

Областное. Памятник садово-паркового искусства

Совхоз „Арбузово“

Это поистине реликт лесной растительности прошлых эпох в островке нашей родной Мещеры, не затронутый массовыми вырубками и наступлением цивилизации, как уцелевшая капля древнего лесного океана, простиравшегося когда-то в нашей стране великим поясом хвойных лесов от Полесья до Урала.

Сосна-исполин Сосна-исполин Сосна-исполин
   Сосна-«Исполин» со старым информационным щитом середины 90-х годов. Там её возраст оценивался в 350 лет (рядом с сосной – Е.Н. Шмаков).

 

9. Озеро Смердячье.
(Автор материала Мухин Виктор Александрович)

Озеро Смердячье расположено в 4 км к северо-западу от поселка Бакшеево у слияния рек Поля и Воймега в сосновом лесу. Озеро имеет круглую форму. Диаметр зеркала воды 270 метров. Диаметр по кольцевому валу 350-400 метров. Глубина озера в 2005г. составляла 31 метр. Впервые на возможно метеоритную природу возникновения озера Смердячье обратил внимание житель г. Рошаль Николай Андреевич Филин, которого поразила большая глубина озера и правильность его береговой линии, близкой к окружности, а также наличие окружающего вала. Он обратился в комитет по метеоритам (КМЕТ), а затем и в Академию Наук Эстонии, к Кестлане Ю.В., который занимался изучением метеоритных кратеров. Дважды группа Кестлане приезжала на озеро Смердячье. Ими был сделан план местности, вырыты шурфы, причем в одном из них, самом глубоком, было найдено подтверждение метеоритного происхождения озера. В своих исследованиях они обнаружили, что слои глины в шурфе на берегу озера Смердячье смяты и местами разорваны, что обычно характерно для взрыва, в котором происходит смещение пород. Затем интерес к озеру проявил Акимова Н.Н. и подключил к исследованиям институт ГЕОХИ РАН. По мере освещения темы метеоритного происхождения озера в СМИ свои изыскания по озеру провели «Космопоиск» и другие исследователи.

Из материалов научного отчета экспедиции АПП (Агенства Профессиональных Путешествий) по озеру Смердячье в июле 2005г.

 I. РЕЛЬЕФ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ

Геоморфологические особенности озера (а именно: почти идеально круглая форма, большая глубина, наличие береговых валов) в свое время стали основными предпосылками формирования предположения о его импактном (метеоритном) происхождении. В связи с тем, что данные факторы действительно имеют важнейшее значение для решения вопроса о природе озера, геоморфологические исследования были одной из основных задач экспедиции.

I.1. Строение озерной впадины

Точная съемка береговой линии показала, что озеро в его текущем состоянии действительно имеет форму, близкую к круговой, хотя и не совсем «идеальную». Максимальный размер зеркала воды по направлению запад-восток составляет 290 м, по линии север-юг – 260 м. В целом, озеро имеет в плане грушевидную форму; более широка его западная часть. Следует учитывать, однако, что данную форму зеркало озера приобрело, вероятно, после последнего подъема уровня воды: изобата 6 м, соответствующая, судя по всему, прошлой береговой линии, имеет существенно более симметричную форму. (Диаметр котловины озера по изобате 6 м составляет около 180 м.) Экспедицией была проведена подробная батиметрическая съемка озера, результаты которой представлены на карте глубин (рис. 1) и на батиметрических разрезах (рис.2 и 3).

Полученные данные позволяют сделать следующие выводы:1. Вдоль всей береговой линии проходит достаточно широкая (от 20 до 50 м) мелководная полоса, представляющая собой, в основном, залитый старый берег.2. С глубин около 10 м начинается резкое понижение дна (в ряде случаев наклон дна достигает величин, близких к 45 градусам), которое сглаживается лишь по достижении глубин в 22-27 м. В центре озера находится очень небольшая (порядка 30-40 м диаметром) относительно плоская площадка с глубинами 28-31 м.3. Таким образом, основной объем озера (без учета мелководной залитой части) представляет собой своего рода «воронку», достаточно симметричную и несколько смещенную к востоку относительно современной береговой линии.

I.2. Береговой вал

Сплошное обследование берегов озера подтвердило существование неоднократно описанных ранее валов, однако сразу следует отметить, что: а) валы отнюдь не являются принципиально важной частью берегового рельефа; иначе говоря, они отнюдь не настолько «огромны» и «впечатляющи», как это нередко описывалось ранее;

б) валы фрагментарны и четко выражены не на всем протяжении береговой линии. Вдоль береговой линии экспедицией была проведена топографическая съемка по ряду радиальных профилей; примеры результатов съемки представлены на рис.4. В целом, окружающая озеро плоская равнина приподнята над зеркалом воды на 2.5-4.0 м. На западном, наиболее далеком от центральной котловины озера, берегу вал практически не выражен (рис.4а); здесь береговой подъем плавно переходит в почти горизонтальную поверхность. Однако некий «намек» на существование гребня вала, тем не менее, присутствует: максимальные высоты (3.5-3.9 м) достигаются на расстоянии 80 м от берега. На восточном, близком к це-нтральной котловине берегу озера, вал, напротив, выражен максимально четко. Его гребень (высота 3.7 м над урезом воды) находится на расстоянии 60 м от берега; высота гребня вала над окружающей озеро равниной составляет здесь 1.2-1.5 м (см. рис.4б). Тот факт, что хорошо выраженный гребень вала имеет здесь меньшую абсолютную высоту, чем невыраженный гребень на западе, связан, несомненно, с общим понижением приозерной равнины к востоку (абсолютные высоты здесь как минимум на 1 м меньше, чем к западу от озера). Вал на северном и южном берегах морфологически представляет собой переходный, «сре-дний» вариант (рис.4в): вал выражен, но гребень его, расположенный в 60 м от берега, достаточно «размыт» и невысок (превышает окружающую равнину примерно на 1

I.3. Выводы по результатам геоморфологических исследований

В целом

Озеро, в целом, действительно, центрально симметрично, и имеет аномально большие глубины и характерную для небольших метеоритных кратеров воронкообразную форму котловины без значительного плоского дна. Это не является доказательством импактного происхождения озера, но, как минимум, не противоречит ему. Действительно, доказательство «от противного» в геологии (в науках о Земле в целом) невозможно, однако, невозможно представить себе иной, кроме импактного, механизм образования данной котловины. Единственный иной геологический процесс, результатом которого может стать подобное озеро – карст – в данном случае практически исключается, поскольку озеро находится в юрских песчано-глинистых отложениях, где карст невозможен.

На «втором уровне разрешения»

При общей центральной симметрии объект исследований (озеро и прилегающая к нему часть окружающей равнины) явно проявляют свойства симметрии осевой, хотя и незначительной на фоне основной – центральной – симметрии. И впадина озера, и морфология берегового вала симметричны относительно линии восток-запад (точнее: ВЮВ-ЗСЗ). При этом и центральная котловина озера, и зона максимальной проявленности вала смещены к востоку; на западе же находится наиболее широкая зона мелководья и практически не выражен вал. Если принять импактную версию происхождения озера, данный феномен можно объяснить двумя путями:1. падением метеорита под достаточно небольшим углом к земной поверхности; при этом следует утверждать, что падение метеорита происходило с запада на восток, или 2. влиянием локального рельефа: как уже было упомянуто, окружающая озеро равнина имеет общий наклон к востоку. (Пример небольшого метеоритного кратера, образованного на склоне и имеющего ниже по склону более выраженный вал, чем в верхней части, описан Л.П.Хряниной [Л.П.Хрянина. Соболевский метеоритный кратер // Известия АН СССР, №8, 1978].)

I.4. Сопоставление с морфологией изученных импактных структур

Особенно важным для определения генезиса озера является сопоставление морфологических параметров предполагаемого кратера с параметрами четко идентифицированных земных импактных структур. Известно, что такие фундаментальные параметры кратера как диаметр, глубина и т.д. связаны достаточно жесткими соотношениями. Это позволяет нам, обладая численными значениями всех морфологических характеристик предполагаемого кратера, определить, «вписывается» ли он в известные зависимости, и тем самым опровергнуть или дополнительно подтвердить гипотезу импактного происхождения озера. В рамках данного исследования для такого сопоставления были выбраны три базовых параметра, принятых в мире для описания морфологии импактных структур:

  • RCD – диаметр кратера по гребню вала (Rim-Crest Diameter);
  • TH – глубина кратера от гребня вала до дня впадины (Total Height);
  • RW – ширина вала от гребня по радиусу (Rim Weight). На рис.5 и 6 показаны характерные зависимости TH (RCD) и RW (RCD) для известных земных кратеров. Использованы данные по кратерам (перечислены по возрастанию RCD): Dalgaranga (Австралия), Илуметса-II (Эстония), Henbury-3, Henbury-8 (Австралия), CampoDelCielo (Аргентина), Илуметса-I (Эстония), Каалиярви (Карелия), Odessa-I (США), Boxhole (Австралия), Aouelloul (Мавритания), Temimichat (Мавритания), WolfCreek (Австралия), MeteorCrater (США) [US Geological Survey Professional Paper, 1046-C].Большими черными точками на этих графиках нанесены значения для исследуемого озера. Несложно видеть, что соответствующие озеру точки достаточно точно ложатся на эмпирические зависимости, что лишний раз подтверждает гипотезу об импактном происхождении озера.
 Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк
 Рис. 1. Карта глубин озера (отметки изобат в метрах) Рис. 2. Широтный профиль через центр озера Рис. 3. Меридианный профиль через центр озера
 Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк  Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк
Рис. 4. Морфология вала предполагаемого кратера
а) невыраженный вал – западный берег кратера
Рис. 4. Морфология вала предполагаемого кратера
б) чётко выраженный вал – восточный берег кратера
Рис. 4. Морфология вала предполагаемого кратерав) слабо выраженный вал – северный берег кратера
 Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк
Характерные зависимости RW (RCD) Характерные зависимости TH (RCD)

II. ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

II.1. Породы берегового вала

В северной части вала экспедицией были произведены шурфовочные работы, позволившие исследовать слагающие вал породы до глубин 2.7 метра от поверхности почвы (примеры разрезов по шурфам приводятся на рис.7 и 8).В целом вал в данной части имеет следующее строение. Непосредственно под слоем серой подзолистой почвы (мощность около 0.3 м) залегает пласт достаточно чистого песка, рельеф подошвы которого, в целом, повторяет рельеф самого вала, а мощность меняется от 0.5 до 1.0 м, достигая максимума на гребне вала и закономерно уменьшаясь к береговой линии. Песок имеет серый или рыжеватый цвет, по разрезу достаточно однороден и представляет собой, судя по всему, современные отложения, перекрывающие «коренные» четвертичные отложения (вероятно, отложения голоцена). Под современными отложениями залегает достаточно сложный комплекс песчано-глинистых отложений, максимальная вскрытая мощность которых достигает 1.3 м. Данные отложения, в основном, представлены серой супесью с «рваными», неправильной формы, неориентированными включениями суглинков и глин рыжего и темно-бурого цвета. Размер включений – 10-20 см. В ряде случаев включения состоят из очень плотной темной глины. В одном случае встречены аналогичные по форме включения чистого белого песка. Плотность вмещающей супеси растет вниз по разрезу; вместе с плотностью возрастает общее содержание глинистых частиц, и на глубине около 2.5 м супесь переходит в суглинок того же цвета, с теми же включениями. Происхождение пород данного комплекса, которые условно можно назвать «песчано-глинистыми брекчиями», непосредственно связано с вопросом о природе озера. Однозначное определение генезиса «брекчий» на настоящий момент невозможно (требуется более глубокое бурение для определения распространенности «брекчий» и условий их залегания; однако, следует признать, что объяснить их происхождение чисто осадочными процессами затруднительно. С очень большой вероятностью данные породы представляют собой аллогенные брекчии импактного происхождения, а более плотные включения в них являются обломками более древних (четвертичных или верхнеюрских) пород, выброшенных из образующегося кратера во время взрыва.

II.2. Дно центральной котловины озера

Характеристики эхолота, использованного при исследовании озерной впадины (частота сигнала – 200 кГц, мощность излучателя – 100 Вт) позволяют не только производить измерение глубин, но и в той или иной степени исследовать структуру дна и характер грунтов. И хотя в данном случае результаты такого исследования ставят больше вопросов, чем дают полностью объективной информации, эти результаты необходимо учитывать при рассмотрении вопроса о происхождении озера.

1. Характер донных грунтов

Показательно, что дно внутренней котловины озера (ограничиваемой изобатой 5 м) сложено, в основном, очень плотными грунтами. По данным, полученным экспедицией, лишь около 10% дна котловины покрыто мягкими илистыми отложениями; остальная часть дна сложена плотными грунтами. Вероятно, именно с практически полным отсутствием ила и весьма твердым характером дна и связана та чистота озерной воды в прошлом, о которой рассказывают местные жители. Более того, в ряде случаев отраженный сигнал настолько силен, что заставляет предполагать наличие на дне скальных пород, не прикрытых мягкими отложениями. Присутствие твердых пород подтверждается также обнаружением на дне котловины специфических структур, образование которых невозможно в рыхлых отложениях (см. ниже). Скальные породы занимают примерно 10-20% дна центральной котловины. Можно предположить две версии, объясняющие наличие скальных пород в котловине озера:1) Котловина частично прорезает известняки каменноугольного возраста. Наиболее естественная версия, но, к сожалению, весьма маловероятная, поскольку в данном районе каменноугольные отложения перекрываются верхнеюрскими и четвертичными, суммарная мощность которых вполне может превышать максимальную глубину озера. Кроме того, отдельные участки «твердого» дна обнаружены и на относительно небольших глубинах (10 м).2) На дне котловины обнажаются аутигенные импактные брекчии, сцементированные ударным расплавом. Эта версия выглядит более реальной, хотя на первый взгляд может показаться, что в кратере такого относительно небольшого диаметра невозможно образование достаточного количества ударного расплава. Однако модельные расчеты, которые могут быть выполнены, исходя из энергии кратерообразующего метеорита, дают общий объем расплавленного и испаренного в результате взрыва вещества порядка 2 тыс. м3. Этого количества достаточно, чтобы образовалось, как минимум, 5-10 тыс. м3 аутигенных брекчий, что представляет собой немалый объем для котловины диаметром всего около 200 м.

Для однозначного решения вопроса о природе пород, слагающих дно центральной котловины озера, тесно связанного с вопросом о происхождении озера, необходимо в дальнейшем проведение здесь двух видов работ:1) буровые работы, необходимые для уточнения местной стратиграфии и выяснения, на какой глубине залегают породы каменноугольного возраста:2) подводные работы, связанные с непосредственным изучением пород озерного дна; возможно, проведение драгирования и/или водолазные работы, которые, вероятно, будут облегчены твердым характером грунта и чистотой озерной воды.

2. Структура дна

Эхолотирование позволило выявить на дне центральной котловины озера ряд структур, крайне необычных для водоемов данного региона. Это провалы с обрывистыми бортами, имеющие глубину 1-2 м и очень небольшую ширину; характерные «надвиги» блоков пород на склонах котловины с перепадами между блоками по высоте 0.5-1.0 м и т.д. (см. примеры на рис.9-12). Однозначная геологическая и геоморфологическая интерпретация данных структур по одним только данным эхолотирования весьма затруднительна, однако, следует отметить, что, в любом случае их существование является дополнительным косвенным подтверждением наличия на дне котловины выходов аутигенных брекчий, сцементированных ударным расплавом. В абсолютном большинстве данные структуры фиксируются в плотных и условно скальных породах дна и приурочены, в основном, к глубинам, превышающим 10 м, а наиболее значимые из них – к глубинам 21-27 м. Наиболее вероятным представляется то, что данные структуры являются зонами микроразломов и/или пограничными зонами между блоками аутигенных брекчий или иных плотных пород. В любом случае, само их существование является важным аргументом в пользу импактного происхождения озера. Для уточнения природы этих зон, как и для окончательного решения вопроса о характере пород, слагающих дно котловины, необходимо проведение подводных работ.

Кроме представленных материалов исследований Н.А. Филиным в 1,5 км от озера Смердячье были найдены стекла. Как установили ученые из ГЕОХИ, эти стекла являются импактитами – переплавленными породами, образовавшимися от кратковременного воздействия высокой температуры.

Н.А. Филин предположил, что не только Смердячье. а и ряд других озёр имеют метеоритное происхождение. Итак, что мы имеем в подтверждение гипотезы. Первое, что сразу бросается в глаза если поглядеть на карту Шатурского района, это то, что озера Смердячье, Лемешенское, Карповское (Власовское), Белое-Бардуковское и Черное-Бардуковское расположены почти на одной прямой и лежат в пределах эллипса рассеивания. Сюда же можно добавить Шатурскую группу озер и озера Озерецкое и Пиявочное Размер их вырастает от самого маленького до самого большого, что обычно бывает при падении метеорита, который раскололся в воздухе.

К сожалению утверждать на 100% о метеоритном происхождении озера Смердячье и других озер нельзя, пока не будет найдено главное доказательство – осколки метеорита. Существует гипотеза, согласно которой озера образовались от падения ядра кометы, которое, как известно, состоит изо льда и пылевых включений. А если это так, то осколки не будут найдены никогда. Правда в последнее время появилась новая методика позволяющая диагностировать кометное происхождение метеоритных кратеров по кометным маркерам – стримергласам. Предварительные исследования дали обнадеживающие результаты – уровень стримергласов вблизи упомянутых озер в десятки и даже сотни раз превышает фоновое значение.

Об озере бытует много мифов, в частности, что оно неживое. Но это не совсем так. По сведениям из паспорта, составленным государственной межрайонной инспекцией рыбоохраны на озере Смердячье из водной растительности встречаются водокрас обыкновенный или лягушачий, камыш озёрный, кувшинка белая, осоки метельчатая и мохнатая, рдесты курчавый и плавающий, рогоз широколистный и узколистный, ряска малая, стрелолист обыкновенный, тростник обыкновенный, частуха подорожниковая, элодея канадская. Из рыб водятся карась серебристый, линь, окунь обыкновенный, плотва обыкновенная, щука обыкновенная, язь. Из полуводных зверей обитает полёвка водяная. До 1998 г. были бобры.

Из Смердячьего озера ранее вытекала речка с нехарактерным для нашей местности названием Солянка и впадала в протекающую неподалёку реку Воймега. Потом уровень водяного зеркала озера понизился (по некоторым оценкам на несколько метров) и, естественно, сток примерно в середине прошлого века прекратился. Этимология названия озера Смердячье и вытекавшей из него речки, возможно, связана с известняковыми породами. На берегах озера в отвалах шурфов и сейчас можно обнаружить следы выброса белого мелкого ракушечника с более глубоких слоёв земли от возможного удара метеорита 10 тысяч лет назад. По северо-восточному русскому говору „смородить“ – вонять, испускать смрад, зловоние, отвратительный вонючий запах, идущим от разложения известняка или белого камня. Кстати, белый камень добывался на её берегах реки Москва, которая в древности по утверждениям некоторых историков называлась Смородина, и часто шёл на строительство стольного града.

Кроме известняка, есть и другой потенциальный источник запаха. Смердячий, смердящий, издающий запах гниения. Но этот потенциальный источник, видимо, придётся исключить из рассмотрения, поскольку чистота озёрной воды в прошлом, о которой рассказывали Н.А. Филин и другие местные жители (как в озере Байкал), связанная с отсутствием ила и весьма твёрдым характером дна и болото с его слоем отложений органики и процессами гниения в этих отложениях – вещи взаимоисключающие. Что касается резких колебаний уровня воды и изменения её цвета, то можно предположить следующее. По мере увеличения промышленного забора грунтовых вод городом Рошаль и посёлком Мишеронский уровень воды в озере понизился и в одно из недавних сильных половодий вода из Воймеги по руслу Солянки попала в озеро, подняв его уровень и изменив цвет озёрной воды. Но, скорее всего уровень воды в озере поднялся из-за резкого вброса подземных вод нижерасположенного артезианского горизонта, что привело и к изменению прозрачности. На дне озера, возможно, есть периодически открывающаяся и закрывающаяся грунтовая пробка, через которую и осуществляется связь с артезианским бассейном. Об этом косвенно свидетельствует и отсутствие кислорода в озере на глубине ниже 5м, а также почти постоянный уровень озера в течение года, не зависящий от количества выпадаемых осадков. Наличие воронки подтвердили и гидролокационные исследования в рамках передачи «Подводная преисподняя» из серии «Искатели». Глубина воронки 38-40м. Это подтверждается и промерами глубины озера, выполненными директором рошальской школы №6 Н.П. Маштаковым вместе со своими учениками в начале 80-х годов.

Ничего удивительного, если попасть в открытую «пробку», можно намерить и больше, во всяком случае, свидетельства, пусть и неподтверждённые о том, что некоторые местные жители намеряли и глубину в 80м, имеются. В 30х годах прошлого века глубина озера составляла 35-37 метров. Затем был период низкого уровня, когда глубина составляла всего 20-25 метров. Сейчас уровень вновь поднялся до 30-32 метров. Если уровень поднимется еще немного, то вода снова начнет вытекать через заросшее русло Солянки и тогда, озеро вновь будет таким же прекрасным, как и 30 лет назад.

По оценкам учёных, озеро Смердячье действительно может представлять собой кратер, образовавшийся при ударе космического тела (метеорита или кометы). Согласно модельным расчетам ударник, имел диаметр 14-20 метров и массу 11-13 тыс.т. Энергия взрыва оценивается в 250 килотонн тротила, что в 10 раз превосходит энергию взрыва атомной бомбы, которая разрушила Хиросиму. Глубина выброса материала достигала 40 м, что, как кажется, подтверждается присутствием на валу кратера обломков горных пород, которые в данном районе не выходят на поверхность и перекрываются мощной толщей песчаных отложений. По предварительным данным кратер образовался примерно 10 тыс. лет назад. Таким образом, озеро Смердячье может оказаться ближайшим к Москве метеоритным кратером, являющимся уникальным памятником природы.

 Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк
Октябрь 1994 г. Июль 2006 г.  Июль 2006 г.  Ноябрь 2011 г.
Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк  Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк Еще Мухин_Озеро Смердячье для конк
 Июнь 2011 г.  Июль 2013 г. Заросшее русло речки Солянки. Ноябрь 2011 г.

10. Озеро Белое Бордуковское.
(Автор материала Мухин Виктор Александрович)

Озеро Белое Бордуковско-Власовской й озерной группы находится в 1, 2 км юго-западнее села Власово и в 3,5км севернее деревни Бордуки и, хотя многие его именуют Бордуковским или Рошальским (потому что расположено около дороги Шатура — Рошаль), чтобы не возникло путаницы с другими Белыми озёрами в районе, правильнее было бы называть его Белым Власовским. По форме почти идеально круглое с диаметром примерно 620 метров. Площадь —27 гектаров. Наибольшая глубина — до 22 м, берега покрыты сосново-березовым лесом, по восточному берегу проходит шоссе. Северо-западный участок заболочен. Берега низкие, приподнятые, холмистые. Грунты берегов песчаные до глубины 6-8 м, покрытые мхом и ситнягом болотным. Дно котлованное, с песчаными и илистыми грунтами с преобладанием песчаных. Состояние дна чистое, покрытое мхом фонтиналис. Озеро – одно из самых чистых в Подмосковье, прозрачность – 8м (уступает только Дубасовскому, в котором прозрачность 12м). Озеро Белое Бордуковской группы озёр и окружающей его лесной массив. Кв.12, 13, 21 и частично 22 Кривандинского лесничества – комплексный заказник, главным образом ботанического и гидрологического профиля, получивший свой статус решением Исполкома Мособлсовета №1025/15 от 17.08.1981 г.

Единственное в Московской области местонахождение полушника озёрного. Полушник озёрный представляет большую научную ценность как редкое реликтовое растение на территории Европейской части СССР, принадлежит к типичным элементам амфиатлантического флористического комплекса. Занесён в Красные книги РФ и МО. Полушник озёрный впервые обнаружен в оз.Белое в 1929 г. Растёт в ассоциации тростника обыкновенного, образуя на мелководьях густые подводные луга. Листья острые, прямые, жёсткие, шиловидные,темно-зелёные, собранные пучком на сильно укороченном корневище. Высота – до 15-20 см. Крайне требователен к чистоте и прозрачности воды. Размножатся спорами. На большой глубине, где не растёт тростник, он образует чистые заросли. На глубине 4-5 метров изреживается. Состояние объекта удовлетворительное, но серьёзную угрозу для сохранности полушника озёрного представляет повышение уровня трофности путём загрязнения вод озера органическими веществами. На территории Московской области взят под охрану решением от 19.01.1984 г. Заказник имеет рекреационное и научное значение, включающее учебную и научную работу, связанную с биологией водных растений и гидрологией озера.

Причины необходимости охраны заказника достаточно очевидны — загрязнение водоёма в результате купания, устройства длительных стоянок туристов, мойки автомобилей. Озеро находится непосредственно у шоссе Шатура – Рошаль; на его берегу в купальный сезон возникает массовая стоянка автомашин; кроме того, из-за отсутствия контейнеров для мусора захламляются берега и само озеро. Главную опасность для озера и его обитателей представляет, конечно, низкая культура отдыхающих на нём. На момент составление положения о заказнике (паспорта) в нём были запрещены 1) устройство туристических стоянок, разведение костров; 2) охота и рыбная ловля; 3) купание; 4) засорение территории; 5) стоянка автотранспорта; мойка транспортных средств; 6) все виды мелиоративных работ; 7) забор воды из озера; 8) выпас и водопой скота; 9) вырубки леса вокруг озера (кроме санитарных). Увы, актуальность этих требований со временем лишь усиливается.

По сведениям из паспорта, составленным государственной межрайонной инспекцией рыбоохраны на Белом озере из водной растительности встречаются водокрас обыкновенный или лягушачий, гречиха земноводная, зелёные водоросли, камыш озёрный, канадский рис, кубышка жёлтая, кувшинка белая, мох фонтиналис, осоки метельчатая и мохнатая, полушник озёрный, рдесты курчавый и плавающий, рогоз широколистный и узколистный, ряска малая, стрелолист обыкновенный, тростник обыкновенный, хвощ приречный, частуха подорожниковая, элодея канадская.

Из рыб водятся верховка обыкновенная, вьюн обыкновенный, карась серебристый, лещ, линь, окунь обыкновенный, плотва обыкновенная, речной рак обыкновенный, щиповка обыкновенная, щука обыкновенная, язь. Иногда рыбакам попадаются на редкость крупные окуни (горбачи до 2 кг весом). Из полуводных зверей обитают бобр, ондатра, полёвка водяная.

Этимология гидронима, в отличие от Шатурского Белого озера, имеет более простое объяснение – озеро названо по чистоте и прозрачности воды. И название это с прошлых веков также было неизменным. Корни слова белое „растут“ из глубокой древности, по всей видимости, от индоевропейского bha – светить, сиять, блестеть, а окончательно гидроним образовался посредством добавления суффикса „л“. Слово белый с индоевропейских времён также неразрывно связано с понятием света (русскому белый родственны древнеиндийское bhalam – блеск; bhati – светить, сияет; литовское balas – белый; древнеисландское bal – огонь. Хотя понятие белый и не заменяет собой понятие свет, тем не менее, оно отчётливо указывает на внешнее проявление святости, причём святости времён так называемого язычества.

Вода имеет светло-коричневую окраску, которая свидетельствует о том, что в озеро имеется небольшой сток с близлежащего торфяного болотца. Примерно до 60-х годов прошлого века из озера вытекала небольшая безымянная речушка (иногда, впрочем, в некоторых источниках встречается название Беленькая) и на чистоту и прозрачность воды этот сток существенного влияния не оказывал. В те времена, по мнению многих очевидцев, озеро было чище. Сейчас всем хочется быть поближе к природе, однако матушке-природе нашей от этой антропогенной нагрузки легче не становится. Воистину нет безобразий в природе кроме „человеческого“ отношения к ней. Эту безымянную речушку засыпали, хотя причины были самые, на первый взгляд, благие – затопить к западу от озера небольшое торфяное болотце, периодически засыхающее и возгорающееся по чьему-то недомыслию и сильно докучавшее, тем самым, отдыхающим. Хотели как лучше, получилось как всегда. Болотце с 2га разрослось и погубило 20 га леса. Начался постепенный процесс заболачивания самого озера – жемчужины района. Официально происхождение озера считается ледниковым, однако это вызывает большие сомнения. Во-первых, оно явно глубже среднестатистического „ледникового“ озера, притом, что окружающий рельеф всхолмлений или впадин, подобных котловине Белого озера не имеет. Во-вторых, возраст озера, по предварительным данным геологоразведки окружающих территорий, произведённой специалистом научной экспедиции „Космопоиска“ Солёным, составляет не менее 600 тыс. лет, что опять же, явно выходит за рамки ледниковых эпох. А озёра ледникового происхождения, как правило, более мелкие и вследствие этого быстрее зарастающие, в том числе из-за накапливающихся донных отложений и, стало быть, менее долгоживущие. В третьих, не исключено, что озеро имеет метеоритное происхождение. В своё время один из местных краеведов, рошалец Николай Андреевич Филин обратил внимание на странную закономерность: несколько озёр района на карте укладываются практически на одну линию, и высказал гипотезу о космическом характере происхождения этих озёр вследствие падения на землю кусков какого-то инопланетного тела, вероятно метеорита. Настойчивые обращения краеведа во многие инстанции, хоть и не скоро, но дало положительный результат. Исследования московского института геохимии и редкоземельных элементов подтвердили метеоритное происхождение озера Смердячьего, очередная экспедиция „Космопоиска“ с большой долей вероятности подтвердила метеоритное происхождение озера Карповского (Власовского). Возможно на очереди и Белое Бордуковское озеро, оно, кстати, до сих пор имеет практически идеальную круглую форму, притом, что котловина озера имеет воронкообразную форму, а берега песчаные и холмистые. В четвёртых, есть мнение, что озеро имеет карстовое происхождение. Косвенным подтверждением этого мнения являются глубина, чистота воды, возраст озера, воронкообразная форма котловины и круглая – берегов рассматриваемого водоёма. Хотя, опять же, официально считается, что пород с карстовыми явлениями, залегающими близко к поверхности почвы, в районе нет, однако версия карстового происхождения Белого (Бордуковского) озера нашла сторонников при разработке карты природного и культурного наследия Шатурского района и была отражена как вероятИ это правильно, потому как метеоритное происхождение слишком экзотично и уникально, чтобы научные институты рассматривали его всерьёз применительно к объектам, находящимся у себя, можно сказать под носом. И пройдёт ещё много времени, прежде чем научные круги снизойдут до вердикта, подтверждающего или опровергающего сию гипотезу. А версия ледникового происхождения выглядела уж больно непредставительно не только для местных любителей-краеведов, но и для научных работников, принимавших участие в составлении карты природного и культурного наследия Шатурского района. Вот и получается, что методом исключения карстовая версия на сегодняшний день является одной из наиболее вероятных в объяснении происхождения Белого (Бордуковского) озера. Справедливости ради следует отметить, что существует ещё одна версия о провально-диффузионном происхождении данного озера, быть может, она, в конечном счете, и окажется истинной. Но все нюансы, отличающие одно происхождение от другого должны определить специалисты на основании исследований, которые со временем, надеемся, будут проведены. Белое озеро (Бордуковское) – это настоящая природная жемчужина Шатурского района. 

Мухин Озеро Белое Бордуковское для Мухин Озеро Белое Бордуковское для Мухин Озеро Белое Бордуковское для Мухин Озеро Белое Бордуковское для
Подводная растительность озера.  Полушник озёрный  Июнь 2006 г. Дайверы    Июль 1994 г.    
Мухин Озеро Белое Бордуковское для Мухин Озеро Белое Бордуковское для  Мухин Озеро Белое Бордуковское для  Мухин Озеро Белое Бордуковское для
 28 апреля 2009 г.  Август 1994 г.  Июль 1995 г.  Август 1994 г. 
 Мухин Озеро Белое Бордуковское для
Июль 2008 г. 

11. Мечты и мачты шатурских романтиков.
(Автор материала Евгений Старостин. Предоставил материал  Мухин Виктор Александрович)

На въезде в наш город стоит необычный дорожный знак – металлическая конструкция, похожая на мачту корабля, с надписью на ней: «Шатура». Сегодня даже не все шатуряне знают, что эта «мачта» – вовсе не прихоть городского архитектора, а повторённая в натуральную величину, реально существующая и работающая до сих пор опора линии электропередачи. Ещё не было города с названием Шатура, был только посёлок энергостроителей Чёрное озеро, но уже были Шатурские торфяные разработки и Шатурская Государственная электрическая станция (ШГЭС – ГРЭС №5). Зимой 1925 года Шатурскую электростанцию и Москву связала линия электропередачи – самая длинная и самая высоковольтная в России. И построена она была на таких вот «мачтах»-опорах, получивших тогда же собственное имя: «шатурская». Так что дорожный указатель «Шатура» – не «какая-то мачта», а живая история и Шатуры, и России двадцатого века.

История самой «шатурской» опоры, история её инженерного и архитектурного решения уходит в глубину веков. Начинается эта история, как и многие другие, в Древней Греции. Заметили любознательные греки, что в труде и в бою, на Олимпийских играх и в обыденной жизни побеждают люди сильные, смелые, умные и красивые. Древний геометр, участник Олимпийских игр Пифагор и его ученики решили проверить мерой и числом догадки своих соплеменников – всё полp style=»text-align: justify;"училось! Сила воина, его стойкость в бою и выносливость в походе – если не всё, то многое определяется красотой телосложения, гармоничным соотношением измерений человеческого тела.

В математике такая гармония называется «делением отрезка прямой линии в крайнем и среднем отношении». Это можно сделать геометрическим построением или формулой, но в любом случае мы получим соотношение отрезков прямой линии как 3:5 (приблизительно). У знатоков «двойной бухгалтерии» такое соотношение называется «золотой пропорцией» (не у тех «знатоков», что сидят за решёткой, а у вполне приличных людей).

Согласились с расчётами древних геометров архитекторы, скульпторы  и художники: – Божественная пропорция! Инженер и художник Леонардо да Винчи дал название этой гармонии: «Золотое Сечение». Это определение и утвердилось на века в науке, искусствах и ремёслах: Золотое Сечение.

Можно понять красоту картины, скульптуры, архитектурного строения и промышленного сооружения – всё можно понять, поняв красоту человеческого тела. И правда: у хорошо сложенных людей размеры от середины живота – говоря попросту, от пупка до макушки и вниз – до пяток, соотносятся как три к пяти. В Средние века художники сделали исключение для прекрасных дам и деревенских простушек: гармония их тел – четыре к пяти. Другие, современные стандарты, придумали явные извращенцы…

Шли века, работали художники и строители, восхищая своими трудами современников, оставляя память о себе на века потомкам. Все они не забывали этого гармонического сечения, этой божественной пропорции – Золотого Сечения. Но вот – грянул гром!

 В центре Парижа в 1889 году выросло странное сооружение из металла – «башня» инженера Александра Гюстава Эйфеля. Триста метров высотой – выше крыш мансард и дворцов, выше куполов соборов – выше всех! Зачем? – этого сначала не знал и сам Эйфель. Просто – экспонат Всемирной выставки, торжество новой науки – строительной механики.

 Возмутилась парижская интеллигенция: в Париже, культурной столице мира, – и такая безобразная железяка! А вот художники, пошумев для порядка, задумались: – В этом что-то есть. И остальные парижане, поспорив, посмеявшись, пошумев – для порядка! – приняли «башню Эйфеля» совсем по-русски:

-Ай да мы! Знай наших!

Во всём мире знают и Версаль, и Лувр, но узнают Париж именно по силуэту Эйфелевой башни. Башня Эйфеля стала неофициальной, но признанной эмблемой города – «есть в ней что-то»! И это «что-то» – в пропорциях Золотого Сечения: не все, но многие измерения этой конструкции соотносятся как 3:5 и 4:5. Вот и весь секрет, а остальное – просто железо.

Российские школьники, мечтающие стать инженерами, писали письма по странному адресу: город Париж, Эйфелева башня, инженеру Эйфелю – и получал письма славный Александр Гюстав Эйфель! Хотя, может быть, это всего лишь легенда… Учились мальчишки в реальных училищах и училищах технических, потом – в технологических институтах. Учились по-разному: кто побогаче – в модных штиблетах и на отцовские деньги, кто победнее – в рваных ботинках и на медные гроши. Обычное дело – студенческие годы!

В начале двадцатого века звание «инженер» звучало гордо, как дворянский титул или офицерский чин: штабс-капитан Иванов-Первый! инженер-механик Петров-Второй! Хотя, нет – инженеров в России было мало и большинство из них были инженерами в первом поколении, следовательно, Петров тоже был первым. Инженерное звание давало права личного дворянства и «статский» чин, равный офицерскому, но гордились русские инженеры лишь одним званием: инженер. А вот инженеров-энергетиков в России не было вообще – ими нужно было стать!

Двадцатый век – век войн и революций. Страшные, голодные и холодные годы России. «Красные» дерутся с «белыми», а те, кто здоровьем послабже – политики – сотрясают Россию громовыми речами в Питере и Москве, в Киеве и Одессе. «По-тихому» делят Россию в столицах заграничных, и шумно, с визгом и гвалтом, делят московские «буржуйские» квартиры неизвестно откуда появившиеся Швондеры. Остальная Россия – ждёт.

Работают, пожалуй, только русские инженеры. Нет угля и нефти – будет торф. Не будет торфа – тогда вообще ничего не будет. Будут голые люди на голой земле – мечта голубых поэтов и розовых поэтесс. Но что они кушать будут – этого не знает никто. Похоже, этого не знает никто и в первом советском правительстве – Совете Народных Комиссаров. Член первого СНК Ломов-Оппоков вспоминал: -Мы думали, что надо взять власть, а остальное само собой наладится…

Само по себе не получилось. Что делать – знают, пожалуй, только три человека в России. Двое из них – наши земляки, первые граждане города, который ещё надо построить. Иван Иванович Радченко везёт в Петроград план строительства государственного торфяного предприятия, Александр Васильевич Винтер – план строительства мощной электрической станции, работающей на самом дешёвом топливе – торфе. Третий, кто знает, что надо делать – председатель Совета Народных Комиссаров В.И.Ульянов-Ленин. Остальных ещё надо было убеждать. Нет, Иван Радченко и Александр Винтер не были единственными, но они были первыми, кто дал новую жизнь планам российских энергетиков.

Странные они люди – первые русские энергетики. Могли стать «красными», могли – «белыми». Могли уехать из России, встретиться и поговорить с кумиром своих юношеских грёз – славным Эйфелем. Они остались инженерами в России. Странные люди! Они не стучат каблуками по паркетам Кремлёвских дворцов – но именно их называют «кремлёвскими мечтателями». Они строят города, у которых ещё нет названий, небывалые электростанции и электропередачи – а их работу называют «электрофикцией». Потом, когда электростанции и города будут построены, «шутники» приедут открывать не ими построенное.

Разными они бывают – и шутки, и шутники. Александра Винтера за скрытую поэзию его инженерных решений друзья прозвали Сашей Чёрным. Ничего обидного. У поэтесс «серебряного века» был кумир – поэт Андрей Белый. Что же – у инженеров есть друг, Саша Чёрный. Работал на Шатуре и «деревянный инженер» Герман Борисович Красин. «Деревянным» он стал по горькой нужде – в России ко всем бедам прибавился ещё и «железный кризис». Что же, Россия  – страна, деревянная от рождения. Нет железа – будут новые «деревянные» торфяные машины. Одна из них – последняя – работала и в годы Отечественной войны. Тоже – «рус фанер»…

Но не за «дерево», а за оригинальные конструкции из металла Г.Б.Красин стал впоследствии членом-корреспондентом Академии архитектуры СССР. Помнят Германа Красина и в Шатуре. Он – автор конструкции торфоподачи на ГРЭС№ 5  – в вагонах на тросовой тяге по ажурной металлической эстакаде прямо к бункерам котлов. Он же и автор нескольких типов металлических опор электропередач.

А шутки в те странные, непонятные годы могли дорого обойтись. Всего несколько новостроек в России, и одна из них – «радиобашня» на Шаболовке в Москве. На строительной площадке оборвался старый трос, и автор проекта инженер Шухов приговорён к «высшей мере социальной защиты – расстрелу»… условно! Через два года за ту же «радиобашню» он же, Шухов, удостоен звания Герой Труда. С условным, но всё же «расстрельным» приговором в 1920 году, наверное, просто пошутили – чтобы работал лучше… Он, Шухов, Владимир Григорьевич, инженер и учёный, равновеликий Эйфелю Александру Гюставичу, мог уехать из Советской России – его знают и ждут на Западе, а двое его сыновей сражаются в рядах Белой Армии. Он остался инженером в России…

Не оставляли вниманием «шутники» и Шатуру. В 1920 году построена «Шатурка» – Черноозёрская Опытная электростанция. Лучшие работники  – 164 человека – были награждены бронзовой медалью ВСНХ, первой наградой за труд в новой России. Сейчас историкам Шатуры известно местонахождение четырёх экземпляров этой медали. Оригинал имеет две ошибки: электростанция названа «Шадурской», а внизу, вместо традиционной для российских модельеров восьмиконечной звезды, или новой – пятиконечной, помещена непонятная звезда шестиконечная. Вот такая случилась у нас «история с географией». И что это за «Шадура» такая, где она находится?..

Но главная «шутка» была впереди. Через год после награждения состоялся первый «Суд над Шатурой»: не то строят, не там и не так! От расправы шатурян спас сам Директор – так инженеры между собой называли председателя СНК В.И.Ульянова (Ленина). Он же посоветовал доносчикам: «Неукротимому», «Непримиримому» и «Беспощадному» – впредь не считать шатурских инженеров «недорезанными» буржуями. Настоящие имена доносчиков известны. Один из них позже приказал взорвать на Бородинском поле памятник генералу Багратиону – «на металлолом» – другой обнаружился профессором одного из университетов США, третий… – да что о них говорить! История уже предала их имена забвению. «Ничем» окончился первый «Суд над Шатурой» – но он ещё продолжается.

Был на Шатуре день – 25 декабря 1925 года состоялся торжественный пуск первой очереди Шатурской государственной районной электрической станции (ШГЭС). Приехали гости – инженеры и политики. Приехали те, кто не очень-то верил в успех большого дела – но помогал, приехали и те, кто «шутил», а порой и откровенно мешал. Приехали открывать не ими построенное. Приехал и главный «шутник» тех лет – страшный и ужасный Лейб Бронштейн (Троцкий). Ещё недавно и «белые», и «красные» его именем пугали детей, а сегодня бывший председатель Высшего Революционного Военного Совета неизвестно зачем и почему стал председателем Главэлектро – главным энергетиком страны. Совсем недавно он убеждал членов правительства: «Русскому крестьянину вообще не нужен автомобиль – ему нужна автотелега!», сегодня он же – главный энергетик России. Российским историкам до сих пор непонятен смысл этого и других подобных назначений…

Новый начальник Главэлектро, осмотрев котельное отделение, сказал, как приговорил: – В топках этих котлов мы будем сжигать мировую буржуазию!.. Ничего не сказал начальник Шатурстроя самоуверенному недоучке – с кем и о чём спорить? Он вообще не любил громких речей «по случаю», тем более – таких «огненных», насчёт мирового пожара и массового уничтожения людей. Известна лишь одна, совсем негромкая фраза, сказанная Александром  Винтером в 1921 году:

— Бедняками мы вступаем в новую жизнь. Но мы же – величайшие богачи по части природных богатств. Научиться использовать их в интересах всего народа – вот задача рабоче-крестьянской власти. («Шаурский трудовой бюллетень». 1921г. №12).

Нет, не любил Винтер громких речей. Он любил думать и строить. Рассказывают, что и в день пуска ШГЭС он подолгу смотрел за окна электростанции, молчал и думал. В день пуска ШГЭС Винтер подолгу стоял у окна, молчал и думал. Там, за окнами – леса, озёра и болота. Там – Россия. За спиной – ровный гул двух работающих котлов и первого турбогенератора. До конца нового, 1926 года, надо собрать и пустить в работу ещё четыре котла и два турбогенератора. Оборудование есть – пока иностранное, но уже подготовлены в «Учебном городке» Шатурстроя свои рабочие-энергетики и учатся в Москве первые шатурские студенты. Весной они приедут на электростанцию инженерами-практикантами и помогут закончить строительство. Начальник Шатурстроя Александр Васильевич Винтер почти так же начинал свою инженерную карьеру. Он был отчислен из Киевского технологического института за участие в «студенческих беспорядках» и Роберт Эдуардович Классон принял его инженером-практикантом на строительство электростанции в Баку.

За стеной ровно гудит первый турбогенератор. Через год их будет три. Новые 48 тысяч киловатт электрической мощности, новые «машинные рабы» будут верой и правдой служить новой России. Винтеру известно это определение Ленина – «машинные рабы». Что же, если пересчитывать киловатты электрической мощности через механические «лошадиные силы» в силы обыкновенные, человеческие – пожалуй, будет верно.  У России нет колоний, нет и не было рабов – значит, должны быть другие «рабы» – электрические. Иначе не подняться России, не выйти из лесов и болот – поделят Россию «по-свойски» и сожрут… О чём думал Александр Винтер в день пуска ШГЭС? Он уже знал, что скоро будет принято решение о присвоении Шатурской электростанции почётного наименования «имени В.И.Ульянова (Ленина)». Потом и другие электростанции, построенные по плану ГОЭЛРО, будут названы именами его друзей: Графтио, Смидовича, Классона, Кржижановского. Одна из электростанций на Волге будет названа и его именем – ведь они были первыми!

В помещении Главного Щита управления ШГЭС накрыт праздничный стол. Много знакомых лиц. С одним и Винтер учился в Киеве и Петербурге, с другим и работал на «Электросиле» в Баку, на «Электропередаче» под Москвой и на Пороховом заводе в Крестовом Броде. Теперь вот – Чёрное озеро, Шатура. Некоторые поедут с ним через год строить электростанцию на Днепре.

Есть за столом и другие лица – глаза бы на них не глядели! Гордое инженерное звание они променяли на должности «советских служащих». Сами для себя придумали отделы и подотделы, конторы и управления – простые, центральные и главные. Неизвестно, кто и чем занимается. А живого дела – нет. Зато есть «дела» – нескончаемый поток «деловых бумаг»: входящие – исходящие, сверху – вниз, снизу – вверх, и по кругу – циркуляры. Руководству Шатурстроя пришлось приобрести почтовый вагон для поездок в Москву – не за чертежами и расчётами, а за «бумагами». А эти «совслужащие» ещё жалуются: в кабинете – тесно, в трамвае – тесно, в московской, бывшей «буржуйской» квартире – тесно. Хорошо бы ещё одну – для двоюродной жены, и дачу – для троюродной тёщи. За счёт Шатурстроя, а? Говорят, у Винтера уже есть своя дача…

Кому, какой власти служат эти «советские служащие»? Кто, какое начальство, какие Советы назначали их на бессмысленные должности? «Рыцарь электрофикации России» Роберт Эдуардович Классон в сердцах опубликовал недавно своё «Учение о начальственной благодати»:

«С давних времён в России существует убеждение, что человек, назначенный начальством на известную должность, тем самым становится вполне пригодным к ней…».

Газета «Экономическая жизнь». 1925г. №14.

Классон написал, газета опубликовала,  – ну, и что?  А ничего! За два последних года только на одной МОГЭС численность служащих – не инженеров! – увеличилась…  в сто раз! Ещё теснее стало в квартирах на Арбате и у Покровских ворот – приехали голодные двоюродные племянники и симпатичные троюродные племянницы. Приехали и уже начали новую дискуссию: как строить мост в светлое будущее – вдоль реки или поперёк? А на Шатуру пришёл новый запрос: сколько раз в день работники пьют чай и сколько рабочего времени на это тратят?..

Назначенные начальством… – Кто оно, это начальство? Ленина уже нет. Россия опять на перекрёстке дорог: налево пойдёшь… , направо пойдёшь… , прямо пойдёшь… А реальный мост – плотину Днепровской  электростанции – придётся строить ему, Александру Винтеру. Опять будут комиссии, инспекции и проверки. Опять будет поток бессмысленных бумаг и дурацких анкет. Будут и доносы… Он, Винтер Александр Васильевич, русский инженер с немецкой фвмилией, сын сельской учительницы и паровозного машиниста, должен будет доказыввать, что он – не «буржуй недорезанный» и не германский шпион. Спасёт его на этот раз Народный комиссар тяжёлой помышленности Серго Орджоникидзе, чьим заместителем станет в 1934 году первый гражданин Шатуры…

25 декабря 1925 года. Шумит за праздничным столом свежеиспечённый «энергетик», неизвестно каким начальством назначенный: – Россия для нас – всего лишь охапка хвороста, которую мы бросим в  огонь Мировой Революции!.. Вот уж, действительно, «пролетарий всех стран» – ни кола, ни двора, ни серьёзной профессии. Сын хлебного спекулянта – биржевика, он и в новой России устроил папу «по хлебному делу». Странные дела происходили тогда в России с хлебом. Из голодной России неизвестно за какие грехи зерно шло в голодную Германию, оттуда – тоже неизвестно за что – в Англию. Из Англии в 1921 году пришёл пароход… с зерном для России – совсем другим: гнилым, проросшим, вконец испорченным. Деньги, которыми заплачено за хлеб для голодающих Поволжья, британские и российские «Шерлоки Холмсы» ищут до сих пор. Загадочные дела творятся временами на Руси – особенно «хлебные»…

За окнами электростанции – озера, леса и болота. А ещё – тонкая ниточка электропередачи Шатура – Москва. Рождается в нищей России энергосистема, и ещё какая! И линия на диво хороша. Первую в России ЛЭП на таком же сверхвысоком напряжении – 115 тысяч вольт – с Каширы – пришлось строить на «первобытных» деревянных опорах, не было металла нужного профиля. Для «шатурской линии» металл-уголок нашли – с мира по нитке, с бора по сосенке...

В те же двадцатые годы инженер Шухов строит «радиобашню» в Москве. Решение совсем иное: «двойной гиперболоид вращения», не как у Эйфеля. Проектная высота – 350 метров – выше, чем у «Эйфелевой башни», а вес конструкции – в полтора раза меньше. Есть предположение, что вторую «радиобашню» хотели построить на Шатурской земле для создания надёжной системы беспроводного радиовещания… План осуществить не удалось – весь металл и вообще всё, что нужно для современного строительства – всё хранилось на складах… у всесильного тогда Троцкого! Очевидно – на случай Мировой Революции… Проектную высоту «башни Шухова» в Москве пришлось несколько раз уменьшать – 350, 240, 175 и, наконец, 160 метров. Может быть, условный  «расстрельный» приговор и был вынесен Шухову тогдашними Швондерами – чтобы не шумел на всю Россию? Так уж совпали события, что первая на шатурской земле газета «Шатурский трудовой бюллетень» также была закрыта Швондерами 20-х годов…

Есть предположение, что металлом- «уголком»  Владимиру Шухову пришлось поделиться с Александром Винтером на мачты-опоры для «шатурской линии». Пока это только догадка, которая останется, может быть, всего лишь легендой… Но гениальный инженер Владимир Григорьевич Шухов прекрасно понял замысел шатурских инженеров! Не в том дело, что самая длинная в России ЛЭП построена на металлических опорах – рассчитать конструкцию опоры может любой студент технического ВУЗа. Изящество инженерного решения – вот что восхитило всех, кто следил за работой строителей Большой Шатуры. Не случайно в инженерных кругах опора ЛЭП 115 кв ШГЭС – МОГЭС получила имя собственное: «опора шатурского типа», «шатурская опора». Есть «Эйфелева башня», есть «башня Шухова» и есть «шатурская опора».

Людям скучным, серым, «шатурская» опора кажется некрасивой и даже нелепой: верхние фермы-траверсы шире нижних. Это «нелогическое» решение было единственно возможным по логике строительства тех лет: шатурские инженеры не только металл собирали « с миру по нитке». У них не было уверенности в прочности медного провода на длинных пролётах от опоры до опоры, в надёжности фарфоровых изоляторов, собранных в небывало длинные гирлянды – ведь всё, что они делали, было впервые в России. И сами они были первыми!

«Нелогичная» конструкция опоры позволяла при подвешивании гирлянд изоляторов и проводов использовать самые простые «первобытные» механизмы – ручную лебёдку и систему блоков на концах поперечин-траверс. Других механизмов на Шатурстрое не было. Такая конструкция «шатурской» опоры позволяла, при обрыве верхнего провода-фазы, нижним проводам и изоляторам оставаться неповреждёнными. Запасов медного провода «на всякий случай» у шатурских энергетиков тоже не было.

Есть у «шатурской» опоры ЛЭП тайна, так и не понятая скептиками, людьми с косым взглядом и кривой, всезнающей ухмылкой: они её не видят! Не видят – то ли «глаза не так устроены», то ли мешает кривая ухмылка невежды-всезнайки. А тайна нашей «шатурской» опоры ЛЭП – не тайна вовсе для тех, кто умеет видеть, думать и по-хорошему завидовать тем, кто был первым в истории Шатуры. «Тайна» эта в том, что «шатурская» опора – вся! – рассчитана, начерчена и построена по законам божественной гармонии, золотой пропорции, Золотого Сечения. Все части «шатурской» опоры соотносятся как 3:5, 4:5. Вот и вся «тайна», а остальное – просто железо. Инженер Эйфель только в основных измерениях своей «башни» сумел воплотить в металле законы Золотого Сечения, шатурские инженеры сделали всё!

Мы знаем имена людей, работавших над проектом «шатурской» опоры и линии электропередачи: А.Винтер, А.Горев, Г.Красин, А.Чернышёв. Кто из них решился поспорить со славным Эйфелем? Может быть, все они собрались однажды в доме начальника Шатурстроя, на «даче Винтера», и решили:  – Для «шатурской» линии будет своя, «шатурская» опора и вся она будет сделана в пропорциях Золотого Сечения! Было время и были люди – первые шатурские инженеры. Учились на медные гроши, видели по ночам звёздное небо, мечтали о встрече с инженером Эйфелем, работали. Мемуаров потомкам они не оставили – только дела своих рук. «Журавлей в небе» не ловили, но на земле они были неисправимыми романтиками.

Скептики, люди серые и скучные, ухмыльнутся: – Ну, это легенда и ты сам её придумал! – Может быть. Но «шатурскую» опору придумал не я. Она есть и до сих пор работает на электропередаче, правда, «разрезанной» на Дулёвской подстанции. И работает она по-прежнему на первую в мире энергосистему МОГЭС-МОСЭНЕРГО, тоже каким-то Швондером «разрезанную»…

Шли годы. Сотни опор «шатурского типа» становились на службу в системе МОСЭНЕРГО – опора оказалась настолько надёжной, что была принята как типовая для самого высокого тогда напряжения – 115 тысяч вольт. Были и другие типы опор, но собственного имени они не удостоились и назывались по внешнему сходству: «ёлка», «рюмка», «бочка»…

В 1925 году на чертежах шатурского строительства появляется изображение первой Эмблемы Шатуры – города, который ещё надо было построить и района, который ещё не имел административных границ. Эмблема соответствует всем высоким канонам Геральдики. Шатурский промышленный район выделен из состава Егорьевского уезда Рязанской губернии и до 1917 года своей «отдельной», собственной истории не мог иметь. Новая история начиналась на торфяных болотах – и всё это есть на первой эмблеме Шатуры.

Здесь нет крепостной стены, поставленной на чужой земле, нет средневекового рыцаря-насильника, грабителя, убийцы, охраняющего новое владение от туземцев. На Эмблеме Шатуры есть рукотворное Солнце – электростанция, построенная на своей земле рабочим-энергетиком и рабочим-торфяником. Здесь нет рога изобилия, но есть извечная русская правда, мечта о честном трудовом достатке – два ржаных снопа. Своего хлеба на шатурских болотах хватало лишь до ноября…

Шатурские историки пока не знают имени автора этой эмблемы, но им хорошо знакомы работы Архитектурного бюро Шатурстроя под руководством будущего академика архитектуры Л.А.Веснина – а он учился в Академии Художеств у академика Л.Н.Бенуа. Было время и были люди – первые шатурские архитекторы…

Эта Эмблема могла бы стать первым Гербом Шатуры, но… – впереди были страшные, непонятные и непонятые 30-ые годы, а потом была война. Великая Отечественная война, казалось, всё объяснила и всех поставила на свои места – кто друг, кто враг, кто «просто так», но… – в старые кабинеты сели новые «советские служащие», неизвестно кем назначенные. До полусмерти напуганные Историей, они готовы были насмерть стоять за свои кабинеты, кресла, стулья и табуретки. А документы первых лет Шатурской истории  – на всякий случай, чтобы «ничего не вышло» – в шкаф, в подвал, под замок! Ничего и не вышло на свет Божий – ни подлинной истории Шатуры, ни тайн «шадурских» чиновников, ни секретов «шадурственных» чиновных дам. Так и получилось, что шатуряне три четверти века даже не догадываются, что у первого города в России, построенного в двадцатом веке, изначально есть своя геральдическая эмблема, свой исторический Герб!

Шли годы. В середине 50-ых годов двадцатого века бывший «верный ученик товарища Сталина», а теперь – «наш дорогой Никита Сергеевич» смело объявил: – Теперь можно! – приблатнённой московско-арбатской интеллигенции, детям Швондера, можно сочинять анекдоты, детям Шарикова – можно вслух их произносить, остальному народу – песни петь и веселиться! Крестьянам-колхозникам, ко всему прочему, было разрешено ездить в Москву за колбасой… Честные люди, зная по опыту – можно, но осторожно! – смогли всё-таки рассказать шатурянам часть правды… о них самих! Появились первые почтовые марки, открытки и конверты с отображённой на них памятью о Шатуре первых лет, появились первые книги-воспоминания.

В 1957 году вся страна обсуждала сценарий кинофильма «Коммунист», написанный Е.Габриловичем. Небывалое дело – будущие зрители обсуждали сценарий будущего фильма. И в этом шатуряне были первыми! В загадочной «Загоре» и «товарище Зимнем» легко угадывались Шатура и Александр Винтер, да и появилась «Загора» по просьбе ветеранов Каширской ГРЭС – её строительство консультировал он же, Александр Винтер. Обсуждали сценарий кинофильма и в редакции газеты «Ленинская Шатура» на знаменитом «четверге». Вот тогда и решили шатуряне: у города должна быть своя историческая Эмблема – люди уходят, память должна остаться. Школьный учитель и художник А.И.Семёнов предложил взять за основу изображение опоры «шатурского типа» – есть в ней что-то! «Шатурская» опора стала неофициальной эмблемой газеты, а потом, уже в натуральную величину, встала дорожным указателем на въезде в город.

Шли годы. В конце двадцатого века вновь пробудился интерес к подлинной истории России. Шатуряне, ещё не забывшие свою историю – не забывшие самих себя! – смогли создать первый официально признанный Герб Шатуры. Автор Герба, выпускница шатурской средней школы №1 художник Мария Ерёмина вряд ли знала о первой, созданной ещё в 1925 году Эмблеме Шатуры, но – такова уж сила искусства, такова сила Геральдики – первый Герб Шатуры повторяет мотивы первой Эмблемы. Позже шатурские чиновники, желая оставить свой след в истории, «улучшили» его – получилось хуже!..

Шли годы. Жили, старели, уходили из жизни первые шатуряне – торфяники, энергетики, строители. И вот – появились в Шатуре неведомо откуда неведомые люди и сообщили аборигенам, уже забывшим свою историю, что Герб Шатурского района чему-то не соответствует. Чему? – это предводитель «геральдистов-дизайнеров» по фамилии Мочёнов  объяснил  как-то невнятно: то ли новым взглядам на каноны гармонии и красоты, то ли «новорусскому» взгляду на историю вообще. Не соответствует – и точка! Аборигены, серые, как подштанники у плохого солдата, покорно согласились: – Ага, не соответствует…

Сначала новорусские «геральдисты» предложили шатурянам нечто невообразимое: золотого журавля с топором  в одной лапе и с «громовой стрелой» в другой. Хорошо ещё, что не в лаптях. И всё это на фоне щита, раскрашенного  наподобие …  государственного флага Эстонии!.. Возмутились шатурские мебельщики: – Это что, намёк с отягчающими обстоятельствами?.. Откровенно смеялись энергетики, увидев в «громовой стреле» общепринятый знак электрической опасности: – Не влезай – убьёт! Журавль-самоубийца!.. Включилась в дискуссию единственная независимая тогда газета «Шатурский вестник». Залётные «геральдисты» шатурских историков слушать не стали, а предложили туземцам красивую картинку вместо исторического герба:  зелёные леса, голубые небеса и вековую мечту бездельников всех времён и народов – золотого журавля в небе. На молочные реки в кисельных берегах, наверное, просто фантазии не хватило… Впрочем, фантазии не хватило и на изображение летящего журавля – уж больно он напоминает… эмблему германской авиакомпании Люфтганза, только перекрашенную в золотой цвет. Наверное, поэтому художник-«геральдист» предпочёл остаться безымянным: как бы чего не вышло!.. «Геральдисты-дизайнеры» исчезли так же быстро, как и появились.

Незаметно, «по-тихому», исчезли и настоящие авторы этой гнусной затеи. Один из них позже обнаружился далеко за пределами Москвы – но в России, другой – в Соединённых Штатах Америки, третий… – да что о них говорить! Досадно, что в стороне от исторических споров остались чиновники (точнее – чиновницы) от культуры и образования. Наверное, спорили, по какому ведомству История числится – по «культуре» или «образованию»? На их глазах чужие люди надругались над Шатурой и никто из них не ушёл в отставку и не сгорел от стыда…

Только безнадёжные тупицы думают, что Геральдистика – это «средневековая лже-наука» или забавная «история в картинках». Конечно, не геральдистика делает толпу двуногих существ людьми, а людей – народом, но именно Геральдистика, её язык эмблем и символов, делает род, племя, народ, государство понятными соседям, ближним и дальним. Понятными становятся границы владений, нравы, обычаи и даже предрассудки народа – всё это и есть История. Где история Шатурского района в красивой рекламной картинке?..

Дурное дело заразительно, как дурная болезнь. «Шадурские» дамы, сохранившие девственность ума, не замутнённого знанием Истории, продолжили дело Швондеров по «стиранию памяти» у соплеменников. К очередному городскому празднику дамский «междусобойчик» объявил конкурс на новую эмблему, сами из себя они составили жюри, сами отвергли все предложения шатурян: – Фи! Опять какие-то мачты-опоры, опять какая-то электрофикация-индустриализация… Вы бы ещё амперметры-напряжометры предложили!.. – Наверное, членам жюри вспомнились милые игры далёкого детства: фантики, куколки, красочки, тряпочки… Дамы решили украсить город развёрнутыми поперёк улицы набедренными повязками туземцев – «банданами», а «банданы»  – слоганами: «Щатура – район восходящего солнца! Ура!», «Шатура – капелька Восточного Подмосковья! Ура!»…

Эта «капелька»-сопля насторожила деловых людей, решивших возродить промышленность Шатуры: – Что у них там случилось – всеобщий насморк, что ли? Эпидемия птичьего гриппа? И мужчины, умеющие работать, куда-то подевались. – Так и не началось строительство на Шатурской земле новых промышленных производств…

«Шадурским» дамам, очевидно, неизвестны работы историка А.Кузьмина – его в школе «не проходят». Учёный  сравнил историческую науку с полем битвы, на которое в сумерки ползут мародёры. А у мародёров-швондеров нет разных вариантов поведения – только нож за пазухой и трясущиеся от вожделения руки. Жаль дамочек…

В детективных романах встречается фраза: «А в это время…». Так вот: в то время, когда милые дамы на своём птичьем языке объяснялись в любви к старому-новому парку, к новым-старым фонтанам и новому начальству, мгновенно забыв старую «начальственную благодать» – в это время некий Швондер уже приказал: – Взорвать памятник истории и промышленной архитектуры – фасад здания Шатурской электростанции! «Производственная необходимость» – это «сказка для бедных», для людей с уже «стёртой» исторической памятью – решение о неприкосновенности этого сооружения было принято ещё полвека назад Советом старейших энергетиков СССР. Его приняли «зубры» энергетики, а не какие-то «менеджеры», неизвестно кем назначенные.

В это же время другой Швондер – или тот же самый? – приказал: – Убрать с вывески Шатурской электростанции рельефные изображения двух высших наград государства – ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени. Заодно уж и почётное наименование электростанции: «имени В.И.Ульянова (Ленина)»… К прошлому у разных людей может быть разное отношение, но прошлое – это уже История, а она не подлежит «отмене» или «приватизации». Или в Шатуре уже можно? Понятно, почему промолчала шатурская интеллигенция – вся она на денежном содержании, которое прилагается к сиденью каждой чиновной табуретки. Не совсем понятно, почему промолчал шатурский архитектор – в институте он, несомненно, «проходил» разные стили и направления в архитектуре и уж, конечно, уникальное явление архитектурной мысли – «конструктивизм». Совсем непонятно, почему промолчал шатурский прокурор – в нашем городе случилось небывалое: Некто единолично, или в сговоре с другими лицами, посмел отменить три решения высших  органов государственной  власти –ЦИК СССР и Верховного Совета СССР! Россия – правовое государство, правопреемник СССР. Или «правовое государство – это тоже «сказка для бедных»?.. Это уже не «суд над Шатурой», это уже – «без суда и следствия»…

На въезде в наш город стоит необычный дорожный знак – металлическая конструкция, похожая на мачту корабля, с надписью на ней: «Шатура».

Есть у Шатуры своя история и есть своя эмблема – «шатурская» мачта-опора. Есть у «шатурской» опоры ещё одна тайна, неведомая ни залётным «дизайнерам-геральдистам», ни скучному, серому, бесталанному люду. Наша, «шатурская» опора иногда по ночам – поёт! Не слышат эту музыку люди скучной, серой, асфальтовой, кабинетной культуры – и о них нечего будет рассказать будущим историкам Шатуры. Слышали эту музыку русские мальчишки, мечтавшие стать инженерами, мечтавшие встретиться, поговорить и, может быть, поспорить со славным Александром Гюставом Эйфелем, построившим свою «башню» в Париже. Учились мальчишки, видели по ночам звёздное небо, мечтали стать не вторыми и не третьими – Первыми!

Есть во Франции город Париж и есть у него эмблема – «Эйфелева башня». Есть в России маленький город Шатура и есть у Шатуры своя эмблема – «опора шатурского типа», шатурская опора. Третьего города на земле – нет!

 Статья Старостина Е.В. о Шатурской Статья Старостина Е.В. о Шатурской Статья Старостина Е.В. о Шатурской  Статья Старостина Е.В. о Шатурской
 Бронзовой медалью ВСНХ. 

Изображение увеличено. Ошибки исправлены.

Шатурская государственная районная электрическая станция (ШГЭС) 

А.В.Винтер. 1878—1958

Опора ЛЭП
Статья Старостина Е.В. о Шатурской  Статья Старостина Е.В. о Шатурской  Статья Старостина Е.В. о Шатурской
План Шатурских торфоразработок  Дорожный указатель на въезде в город  Вариант Герба Шатурского района. Художник М. Ерёмина.

12. Мегалитический  комплекс  в  Кривандино.
(Автор материала Барсков Дмитрий Павлович)

По материалам раздела «Кривандинский мегалитический комплекс» рукописи главы Дмитрия Барскова «Мегалитическая культура Мещеры» будущей книги «Мегалиты как знаки культурных процессов прошлого», планируемой к изданию в Российском НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва в 2014 году.

   Исторические сведения

В качестве погоста Кривандино упоминается в 1537 году. Этот погост можно найти на генеральной карте 1784 года: «Шатурский район Московской области. Культурное и природное наследие» (Пояснительная записка к одноимённой карте, 2003г., С. 69). Можно представить, что в XIX веке здесь, на западной окраине села Кривандино, на высоком берегу в излучине реки Поля, среди дубрав и лип, располагался живописный архитектурный ансамбль, состоящий из двух церквей, домов притча, некрополя и мегалитов. До наших дней сохранились лишь исполинская липа и вековые дубы, а рядом -  мегалиты да старые надгробные плиты XVIII века, на одной из них чётко читается надпись:

СИЯ ЦКА (сия доска) ПОПА ГРИГОРИЯ ПРЕСТАВИСЯ
ЖЕНА МОЯ ИРИНА ИВАНОВНА В ЛЕТО 1756 ГОДУ.

В 2008 году неутомимый исследователь истории Шатурского края Евгений Владимирович Старостин (1940—2011) сообщил краеведам о том, что в Кривандино, на старом погосте, где раньше стояли церкви, лежит много очень крупных камней. Местные жители о них знали, видели их, но не придавали им большого значения, считая эти валуны остатками фундаментов церквей. Е.В. Старостин предположил, что эти камни могли иметь другое предназначение, поскольку вес многих из них, по внешней оценке, составлял около тонны и более. Поэтому  информация о Кривандинских мегалитах всех очень заинтересовала  и  были предприняты совместные усилия по организации исследований этого мегалитического комплекса. В состав нескольких экспедиций на Кривандинский погост (26 июля 2008 года; 30 ноября 2008 года; 25 апреля 2009 года) удалось привлечь не только краеведов, но и профессионалов – ведущего научного сотрудника Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва, кандидата географических наук В.К. Бронникову и старшего научного сотрудника Института археологии Российской Академии Наук, кандидата исторических наук В.В. Сидорова. По их мнению мегалиты Кривандинского комплекса представляли изначально родовые святилища, а позднее места погребения (по предположению археологов, относятся к IV тысячелетию до новой эры). Каков точный возраст Кривандинских мегалитов, можно установить лишь после археологических исследований. У археологов возникла и другая версия о назначении мегалитического сооружения. По результатам исследований и анализа результатов предварительной теодолитной съемки расположения мегалитов Центрального круга  В.В. Сидоровым было высказано предположение о том, что это не просто скопление больших камней, а древнейшее мегалитическое сооружение, имеющее астрономический аспект. В результате визуального обследования было также установлено, что валуны Кривандинского мегалитического комплекса ориентированы по радиусу, то, возможно, это сооружение также может являть собой дохристианский храм с календарным циклом, т.е. древнейший в Центральной России. По убеждению участника экспедиции В.Д. Барскова алтарный камень, плоские камни-жертвенники и мегалиты Центрального круга в более поздние времена являлись языческим святилищем.

    Выявленный в качестве памятника археологии – мегалитический комплекс в сельском поселении Кривандино занимает низкую дюну (гриву) диаметром 60 м в 200 метрах от правого берега реки Поля. Центральным элементом мегалитического комплекса является круговая кладка диаметром 9,0 метров из 16 валунов в  окружении групп камней по периферии дюны. Всего более 80 валунов. Валуны прикрыты дёрном и мхом. Предварительная датировка мегалитического сооружения – бронзовый век, конец III – начало II тыс. до н.э.  В этот период оно могло представлять собой святилище – храм, имеющий астрономический аспект, а спустя тысячелетие могло использоваться в качестве языческого капища славянских богов.   

  Во время работы экспедиций Содружества исследователей Мещерского края «ГеоШушмор» был составлен каталог камней, валунов и надгробий, произведена фоторегистрация объектов мегалитического комплекса и некрополя, отобраны образы камней для лабораторного анализа химического состава. В северо-западной части территории комплекса на топографическую основу нанесен сохранившийся фрагмент  рва, опоясывавшего в глубокой древности всю центральную часть мегалитического сооружения. По краям сохранившейся части рва глубиной до полутора метров фрагментами расположены по окружности камни второго круга.

Астрогеодезические измерения.

 24-25 июня 2011 года; 22-23 сентября 2011 года; 24 декабря 2011 года и 22-23 марта 2012 года  на Кривандинском мегалитическом комплексе были выполнены геодезические работы по определению азимутального и планового  положения  мегалитов Центрального круга для последующего проведения годового цикла астрогеодезических измерений по азимутальному контролю  положения точек  восхода-захода солнца в дни летнего  (зимнего) Солнцестояния и осеннего (весеннего) Равноденствия относительно мегалитов Центрального круга. Из геодезического опорного пункта произведена съёмка расположения камней Центрального круга мегалитического комплекса относительно истинного и магнитного меридианов и на основе её результатов разработана план-схема. 16 камней расположены по окружности,  4 камня – внутри круга, остальные камни – культовые и периферийные.

Результаты астрогеодезических измерений мегалитов Центрального круга Кривандинского мегалитического комплекса по азимутальному контролю положения точек восхода-захода Солнца в дни летнего и зимнего солнцестояния, осеннего и весеннего равноденствия представлены в сводной таблице и на пояснительных схемах. Они свидетельствуют о том, что Кривандинский мегалитический комплекс представляет собой древнейшую «Солнечную» обсерваторию.

Следует отметить, что азимутальные направления на точки восходов проходят исключительно через камни № 11 (летний Солнцеворот), № 13 (осеннее и весеннее Равноденствие), № 15 (зимний Солнцеворот). Камни «западного» полушария Центрального круга, через которые проходят азимутальные направления на точки заходов, к сожалению на своих местах отсутствуют – они, возможно, не совсем утрачены, а просто перемещены на периферию.

Участники экспедиций совместно с Е.В. Старостиным постарались привлечь внимание общественности и администрации Шатурского района к уникальному мегалитическому сооружению в Кривандино, не имеющему аналогов на Русской равнине. В частности, были размещены публикации об экспедициях в Шатурской газете «Вестник Восточного Подмосковья» (№ 43, 2008 и №13, 2009). Сообщения о Кривандинском мегалитическом комплексе были представлены в докладах Д.П. Барскова на краеведческих конференциях в городах Ступино (04.03.2011) и Егорьевске (14.04.2011), а также районном еженедельнике «Ленинская Шатура» 4 и 11 июля 2013 года в статье Д.П.Барскова «Солнечная обсерватория в Кривандино».

 Кривандинский «Стоунхендж».

Результаты астрономо-геодезических измерений на Кривандинском мегалитическом комплексе автором переданы в Российский НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева. Материалы исследований представлены в  Управление по охране и использованию культурного наследия Министерства культуры Московской области для принятия решения о придании Кривандинскому  мегалитическому комплексу  статуса «Памятник культурного наследия».

 Можно с уверенностью утверждать, что аналога этому памятнику мегалитической культуры в Центральной Мещере не существует. Это сооружение, состоящее из десятков крупных, в т.ч. плоских, мегалитов являет собой древнейшую солнечную обсерваторию. Подобных масштабных мегалитических сооружений, столь наглядно показывающих детали мировоззрения древних людей, их интерес к познанию Вселенной и Природы, не так уж много на территории Русской равнины. Поэтому памятник имеет исключительно высокую культурно-историческую ценность.

Результаты измерений свидетельствуют о том, что каменный комплекс в Кривандино – рукотворное сооружение, мегалитический комплекс с астрономическими функциями. Кривандинский мегалитический комплекс можно поставить в один ряд с астрономическими сооружениями  Стоунхенджа в Англии, аллеей менгиров Карнак (Бретань) во Франции, Зоратц Карер в Армении. В целях сохранения Кривандинского мегалитического сооружения как уникального объекта культурного   наследия необходимо придать ему статус памятника Российской Федерации.

 В расчищенном виде на огражденной территории, с поясняющими стендами, он может стать притягательным экскурсионным объектом. Необходимо без излишних бюрократических проволочек приложить все силы сохранения этого уникального во всех отношениях объекта для наших потомков.

Конкурс Кривандино  Конкурс Кривандино Конкурс Кривандино 100_7198

Схема геодезической опорной сети для контроля астрономических точек восхода и захода солнца в дни летнего, зимнего солнцестояния и весеннего, осеннего равноденствия

Азимутальная привязка мегалитов Центрального круга на точки восхода-захода солнца в дни летнего солнцестояния 
 Священные камень и древо, мегалит-жервенник.  Плоские валуны центрального элемента мегалитического сооружения.  100_8626 100_7566
 Священные камень и древо, мегалит-жервенник. Плоские валуны центрального элемента мегалитического сооружения.
100_7179

13. Мемориальный комплекс «Героическая Ялмать».
(Автор материала Чистяков Н.)

Комплекс расположен на площади перед Пышлицкой средней школой.

Ялмать (от имени р. Ялмы) это ополье (безлесное пространство), расположенное на юго-восточной окраине Шатурского района на стыке трёх областей: Московской, Владимирской и Рязанской. Восточной границей ополья является р. Пра, протекающая через цепь Пышлицкой группы озёр (отсюда – Приозёрная), западной границей Приозёрной Ялмати является лес. Памяти воинов-земляков и посвящён этот комплекс. Он состоит из двух объектов. Справа гордо возвышается памятник лётчикам Героям Советского Союза: Кочеткову Н. П., Никишину М. Д., Савушкину А. П. – выпускникам Пышлицкой школы. Автор памятника – скульптор Рещиков В. М., родом из д. Волово, расположенной на территории Пышлицкого сельского округа. Памятник создан из прибалтийского мрамора. На вершине памятника силуэт летящего самолёта, ниже барельефы Героев-лётчиков, у основания памятника надпись золотом: «Героям Советского Союза: Кочеткову Н. П., Никишину М. Д., Савушкину А. П. – Благодарные земляки».

Слева на площади установлен обелиск с надписью на нём: «Вечная память землякам, павшим в битвах За Веру и Отечество».

Место для мемориального комплекса выбрано не случайно. Расположенный в центре села, перед школой, он является не только его украшением, но и является наглядным средством военно-патриотического воспитания подрастающего поколения.

 IMG_2233  IMG_2223 copy
Памятник лётчикам Героям Советского Союза: Кочеткову Н. П., Никишину М. Д., Савушкину А. П. Обелиск
«Вечная память землякам, павшим в битвах За Веру и Отечество»